Американские человекообразные обезьяны в Венесуэле

Прошло несколько лет, и американские человекообразные обезьяны снова возникли на страницах печати. Швейцарский геолог Франсуа Де Лойс, вернувшись из лесов Венесуэлы, где он искал нефть, рассказал о случившемся с ним происшествии.

В 1920 году его экспедиция стояла лагерем на берегу реки Кататумбо, рядом с лесом Тарра. Неожиданно из леса вышла «пара рыжеволосых лесных людей». Когда они подошли ближе, оказалось, что это не люди, а очень крупные и очень рассерженные обезьяны. Размахивая сорванными с деревьев ветками, они грозили ими изумленным геологам, а потом стали забрасывать их грязью. Де Лойс взял ружье и выстрелил. «Самка закрыла самца своим телом и упала убитая, самец убежал и скрылся в джунглях». Геологи осмотрели неожиданную добычу и оказалось, что никто из них не видел такую обезьяну — она была полутора метров высоты, с рыжеватой шерстью и лицом, похожим на человеческое. У неё не было хвоста и имелось только 32 зуба. Де Лойс понимал, что находка эта важна для науки, но не имел понятия, как её сохранить. В конце концов он сфотографировал обезьяну, усадив её на ящик и подперев голову палкой. Затем отрезал ей голову, приказал выварить её и положить череп в коробку, пересыпав солью. Но позднее, во время стычки с враждебным индейским племенем, в которой Де Лойс был ранен, коробка эта была потеряна, и осталась только фотография.

Вернувшись в Европу, Де Лойс показал снимок французскому антропологу Жоржу Монтандону. Тот был поражён. Неужели в Америке всё-таки существует прямоходящая человекообразная обезьяна с 32 зубами, как у обезьян Старого Света? Это открытие мирового класса! И Монтандон опубликовал статью с описанием нового вида человекообразной обезьяны, назвав её «Ameranthropoides loysi» — американская человекообразная Лойса.

При этом он изрядно погрешил против строгих правил зоологической систематики, которые требуют, чтобы описания делались по реальному, находящемуся у исследователя экземпляру или его части — черепу, шкуре, препарату, чтобы можно было удостовериться в правоте учёного, описавшего новый вид. Фотография же — слишком ненадёжный аргумент. Но Монтандон, не будучи зоологом, пренебрёг этим правилом, и можно было не сомневаться в том, что его статья вызовет массу вопросов.

Но были не просто вопросы, разразилась настоящая буря. На заседании Парижской Академии наук в 1929 году Монтандон изложил всё, что могло подтвердить его выводы. Затем Де Лойс был подвергнут настоящему допросу. Сначала учёные, выступившие в роли следователей, усомнились в величине обезьяны — на снимке не было масштаба. Оказалось, что он всё-таки имелся, убитая обезьяна была усажена на стандартном экспедиционном ящике высотой 45 сантиметров. Далее возникла проблема хвоста: на сделанном спереди снимке было невозможно выяснить, имелся ли он, и оставалось только положиться на слова Де Лойса. Но самые серьезные вопросы были впереди. Для Монтандона оказалось новостью, что у молодых американских обезьян могут быть 32 зуба, потому что зубы мудрости прорезаются гораздо позже. Не обратил он внимания и на то, что у сфотографированной обезьяны на руках почти отсутствуют большие пальцы, а этот признак свойственен паукообразным обезьянам, одним из самых крупных американских; даже их научное название звучит «Ateles» (неполный). Нашлись и другие признаки, указывающие именно на этих обезьян. А они замечательны также и тем, что, имея длинный хвост со специальными голыми хватательными подушечками у конца, пользуются им как третьей рукой. Значит, Де Лойс солгал, что у его добычи не было хвоста?

Монтандон пытался сопротивляться, ссылаясь на рассказы индейцев о живущих в лесах волосатых людях; о них упоминал даже великий естествоиспытатель и путешественник Гумбольдт, называвший их «маримонда». Раскрыли том Гумбольдта — оказалось, что этим словом он называл один из видов паукообразных обезьян с лицом, напоминающим человеческое. Вероятно, он-то и послужил основой индейских сказаний. В общем, конфуз для Монтандона был полнейший. Некоторое время эту историю трепали газеты — сначала трубя о великом открытии, потом осмеивая Монтандона и Де Лойса. Потом все стихло — до поры, до времени.

Дело в том, что некоторые вопросы всё-таки остались. Если Де Лойс сказал правду относительно размеров ящика, то сфотографированная обезьяна была гораздо крупнее любой известной паукообразной обезьяны. Кроме того, зоологов смущал высокий лоб обезьяны, тоже не свойственный её сородичам. И если Де Лойс и в этом не сжульничал с помощью ножниц или бритвы, то этот экземпляр должен был относиться к ещё неизвестному виду. Какой-то миллионер назначил награду в 50 000 долларов тому, кто добудет эту обезьяну и разрешит загадку. Немало искателей приключений, соблазнённых наградой, отправились в леса Венесуэлы — и вернулись ни с чем.

Но и это не конец истории «Амерантропоида». В 1951 году в одном французском журнале появилась статья довольно известного путешественника Роже Куртевилля, утверждавшего, что дважды, в 1938 и 1947 годах, именно там, где странствовал Де Лойс, он встретил человекоподобное существо с рыжей шерстью, лицом без волос и мощными надбровными дугами. Куртевилль заметил, что этот «питекантроп» ходит так же, как шимпанзе, опираясь на наружную сторону стопы. Существо это не испугалось человека и даже позволило себя зарисовать (неизвестно, рассмотрело ли оно рисунок и понравился ли ему портрет, очень напоминающий гориллу). В том же 1938 году некий доктор де Барле встретил такое же существо и даже сфотографировал его. Куртевилль иллюстрировал статью и своим рисунком, и этой фотографией. И снова возникли вопросы.

Во-первых, сфотографированное существо выглядело иначе, чем на рисунке. Во-вторых, американские обезьяны ступают на всю поверхность ноги — это видно даже по ногам обезьяны на снимке Де Лойса. В-третьих, никто не знал никакого доктора де Барле. И наконец, в-четвертых, дотошные зоологи доказали, что фотография — это мастерский фотомонтаж, сделанный по снимку Де Лойса. То же самое существо, те же тени и освещённые места его тела, те же самые чуть согнутые руки, только искусно вырезанные, поднятые вверх и подретушированные, — и все это смонтировано на фоне лесного пейзажа. Увы, Куртевиллю повезло ещё меньше, чем Де Лойсу, его сенсация лопнула почти сразу

В дальнейшем мнения людей, увлечённых поиском неведомых животных, разошлись. Одни, как известный охотник за неизведанным и необъяснимым Айвен Сандерсон, считали историю Де Лойса обманом, другие, как не менее известный профессор Эйвельманс, полагали её правдивой. До сих пор энтузиасты отправляются в Венесуэлу и возвращаются ни с чем.

Комментарии: