Как делают карандаши?

29 Июл
2013

До сих пор этот предмет остается самым распространенным в мире инструментом письма, 500 лет его дизайн неизменен, но сам процесс его создания таит в себе загадку.

Каждый год во всем мире продается 6 миллиардов карандашей. Тем не менее мало кто знает ответы на пару простых вопросов: как же грифель помещают внутрь карандаша, из чего же он на самом деле сделан?

История карандаша начинается под землей: 6 утра, Южная Германия, шахтеры проводят изыскания, они ищут особую породу: этот минерал придает карандашу пишущие свойства – это графит, разновидность содержащего металл каменного угля, образовавшегося из отложений доисторических водорослей. Отложения эти сформировались более 400 миллионов лет назад. Графит трудно найти и еще сложнее – поднять на поверхность.

Сельская Германия. На глубине 200 метров темно, холодно и грязно. Чтобы разглядеть графит среди обычной скальной породы, нужна особая сноровка. Горняки полагаются на слух: звук удара молотка по породе, похожий на звон колокольчика, означает, что тут ничего интересного нет, а вот глухой звук говорит о графите.

В конце смены дневную добычу поднимают на поверхность. После измельчения порода попадает в огромную камеру для промывки, крепкий мыльный раствор вымывает все примеси. Графит, как тина, всплывает на поверхность, его собирают и помещают в складские резервуары на просушивание. После просушки эту партию графита отправят на удивительную фабрику, ее владельцы – крупнейшие в мире производители карандашей.

Снаружи совсем не похоже на фабрику, но вот уже 200 лет здесь выпускают карандаши. Фабрика принадлежит немецкому семейному предприятию Farber-Castell.

В подвале старого замка в комнате, напоминающей кухню гномов, мастера пачку за пачкой готовят графитовую смесь. Рецептура включает смешивание графита с каолином: надо просто добавить воды и включить блендер. Мастер, как шеф-повар, должен правильно смешать необходимые ингредиенты.

Из блендера смесь отправляется в печь, процесс создания грифеля продолжается. Побывав под прессом, грифель обретает знакомую форму. Но, хотя заготовки выглядят как стержни карандаша, писать ими нельзя. Прежде, чем грифели можно будет использовать, их надо запечь и остудить, а пока они гнутся, как резиновые.

После печи грифели поступают в обжарочную ванну, их погружают в смесь растопленного воска и масла. Чем больше воска в смеси, тем тверже будет карандаш. Farber-Castell выпускает карандаши как минимум 16 степеней твердости, каждая степень означает различную насыщенность цвета.

Графит превратился в грифели. Но как же они попадают внутрь карандаша?

Процесс начинается с деревянных дощечек длиной 18 см и шириной 7 см каждая. С ошеломляющей скорость фасонно-фрезерный станок прорезает на каждой дощечке ряд желобков. На одну дощечку уходит всего секунда.

Дальнейшее напоминает приготовление бутербродов. Сначала желобки промазывают клеем — interesnik.com, затем лента конвейера разделяется. Графитовые стержни укладывают на нижний ряд дощечек с желобками. Далее дощечки склеивают: верхнюю часть с нижней, на которой уложены грифели. Получается заготовка для карандашей.

Свеженькие «бутерброды» складываются штабелями в огромный вращающийся барабан – ротор. Он медленно вращается на протяжении полутора часов в большой печи – так спекается клей. Если клей «схватится», то дощечки склеятся в одну сплошную деревянную заготовку, место соединения видно не будет. Важно правильно склеить дощечки – в этом весь секрет. Вот так грифель оказывается внутри карандаша.

Когда в жаровню попадает новая партия, уже просушенные карандаши подаются на конвейер, откуда они поступают на другой фасонно-фрезерный станок, который вырезает заготовки карандашей из дощечек.

Отходов очень мало. Из каждой пары склеенных дощечек получается целых 10 карандашей.

Карандаш готов, но еще не закончен: чтобы он выдержал все испытания повседневной жизни, его надо покрыть защитным слоем. В этом вся проблема, ведь люди не только пишут карандашами, они еще и жуют их.

Ученые из лаборатории Farber-Castell столкнулись с настоящей головоломкой: как же получить устойчивое на зуб покрытие. Краска будет отслаиваться, пластик отставать. Наконец, ученые нашли решение – лак на водной основе. Обычно лаки делают на спиртовой основе, они токсичны, но лак для карандашей совершенно безопасен.

При лакировании на карандаши наносят больше пяти слоев состава прежде, чем они обретут окончательный цвет. Лак должен быть стойким, ведь он должен выдержать не только зубы человека, есть гораздо более разрушительный фактор — человеческий пот.

Пот – главный враг карандаша. Для имитации влажности и разъедающего состава пота, с которыми сталкивается карандаш на протяжении своей службы, исследователи Farber-Castell используют разновидность искусственного пота, это называется тестом на устойчивость к поту.

Карандаши помещают в машинку и оставляют на несколько дней в среде, имитирующей пот. Ученые 10 тысяч раз поворачивают карандаши, как если бы они за несколько лет прошли через сотни рук. Если карандаши выдержат это испытание, тогда им все ни по чем.

После маркировки карандаши затачивают на шлифовальном станке.

Пальцы мастера контроля качества порхают над карандашами будто пальцы пианиста. Он проверяет карандаши различной твердости. Темп отличается от фортепиано, но не уступает ему по сложности. За 30 минут в мире производится почти полмиллиона карандашей, их длина составляет 90 километров.

В руках художника, писателя, ученого или дизайнера карандаш обретает безграничные возможности.


 

Комментарии:

наверх