Ковроткачество – впечатляющее ремесло Дагестана

11 Ноя
2014

Статья из цикла «Открывая Россию».

Дагестан – еще одна из 21 республики Российской Федерации.

Согласно легенде, когда Бог создавал Землю, он пролетал над горами Кавказа, его мешок зацепился за горные хребты, и из него выпал дух языков. Рассеянные по удаленным горным аулам, дагестанцы говорят на более, чем 30 наречиях.

Большинство из них живут бедно, но они богаты своими древними традициями, которые начали возрождаться с падением коммунизма.

Магомет Хан провел много месяцев вдали от дома – в столице Дагестана, и все рады его возвращению в родное селение Арчиб, где жили его предки.

Около 12% населения России живет за чертой бедности, хотя год от года эта цифра уменьшается. У Хана есть заветная мечта, которая поможет вернуть былую славу и благополучие сего селения: возродить одно из наиболее впечатляющих ремесел Дагестана – ковроткачество.

В узорах ковров скрыто множество древних загадочных символов. Они сотканы из шерсти, краски для них получают из местных растений.

Овцы в селении Арчиб пасутся на высоте более 2 тысяч метров. Веками здесь производили высококачественную шерсть для дагестанских ковров. У этой шерсти есть блек и она обладает всеми нужными качествами, хорошо впитывает краски – шерсть отличного качества.

Летом в горах есть еще кое-что, что требуется Хану для его ковров: особое растение, которое растет только на высоте более полутора тысяч метров – золотые рододендроны Дагестана. Они используются для получения золотой краски, а также зеленой, к тому же это один из лучших желтых красителей.

Полностью забытый во времена коммунистической индустриализации, Дагестан превратился в один из беднейших российских регионов.

Семья Хана живет в Арчибе с 16 века, это их родина.

Более 90% населения Дагестана исповедует ислам, вторую религию в России. Многие из предков Хана исповедовали суфизм – мистическое течение ислама. Эти ковры – часть суфистской традиции, где искусство является проводником воссоединения с Богом.

Накануне возвращения в мастерские Хан празднует сделку по покупке шерсти со своим свояком. Но у пастуха недавно умер двоюродный брат, по древней традиции он не должен бриться в течение месяца, веселье не поощряется. По окончании трапезы Хан произносит молитву об умершем. Для суфиста жизнь каждого – священна.

Хан возвращается в мастерские с столицу Дагестана Махачкалу, где он занимается возрождением этого древнего мистического искусства, тем самым помогая существовать другим людям.

Коммунисты заставляли ткачей работать на фабриках со швейными машинами и использовать синтетические красители. Москва даже утверждала орнаменты. К моменту падения коммунизма древнее искусство практически исчезло.

Но многие хотели его возродить и обратились к Хану – видному этнографу, который знал Дагестан как свои пять пальцев. 10 лет назад он создал бригаду мастеров. Каждый этап производства был заново возрожден, начиная с создания узора.

Большинство мусульманских женщин в Дагестане не носят паранджу и имеют значительные свободы.

Здесь в основном используются натуральные красители, изготовленные из диких растений, собранных в этой же местности, такие, как корень марены.

В красильне температура воды тщательно регулируется, малейшее отклонение может изменить цвет. Для более сложных оттенков мастер добавляет тщательное отмеренное количество кожуры грецкого ореха или сушеного граната. Единственный привозной краситель индиго проявляет свой настоящий цвет после минутного соприкосновения с воздухом.

Выкрашенную шерсть сушат на солнце и проветривают. По традиции все 50 ткачей у Хана – женщины-надомницы. Многие из них также занимаются сезонным земледелием. Беременным женщинам ткать воспрещается, это считается дурной приметой. Мужчинам не разрешено даже садиться за ткацкий станок.

Каждый узор состоит из 14 тысяч узелков, они создают толщину ковра. Цена – 25 долларов за 30 квадратных сантиметров.

Для создания замысловатого геометрического узора может потребоваться 4 месяца, цвета сохраняются в течение ста лет и более. Здесь нет синтетики, используются только натуральные красители.

Команда Хана производит всего 100 ковров в год, преимущественно для частных лиц. Массовое производство уничтожит качество, которое так ценится, производить редкие высокохудожественные изделия не получится. Каждый ковер сейчас – это детище, ребенок.


 

Комментарии:

наверх