Неаполь – одна из крупнейших столиц эпохи Просвещения

Статья из цикла «Неаполитанское королевство Бурбонов».

Неаполь был обязательной остановкой во время большого путешествия по просвещенной Европе, в которое следовало отправиться каждому молодому человеку благородного происхождения для усовершенствования образования. Обязательным пунктом был дворец Каподимонте – королевская резиденция, построенная Карлом де Бурбоном на холмах Неаполя.

Сюда приходили полюбоваться шедеврами матери Карла – Елизаветы Фарнезе. Живопись эпохи Возрождения, галереи полотен 16, 17, 18 веков – одно из богатейших собраний в Европе.

На первом этаже изумленных посетителей встречает скульптурный ансамбль, украшавший когда-то термы Каракалы в Риме. Знаменитая мраморная группа фарнезский бык – бесценный памятник античной культуры.

Старинный квартал книгопечатников, развернувших при Бурбонах бурную деятельность. Пришедшие из Франции передовые идеи эпохи Просвещения захватили умы образованных неаполитанцев.

В 18 столетии из университетской среды Неаполя вышло немало известных во всей Европе философов, например, Жан Батист Авико, он был столь же гениален и известен, как и Вольтер. И хотя Карл де Бурбон не имел прямого отношения к зарождению философской мысли эпохи Просвещения в Неаполе, можно теме не менее утверждать, что оно стало возможным благодаря переменам, наставшим с его приходом к власти.

Стремясь вывести свое королевство из состояния социального и экономического застоя, Карл III проводил реформы, настраивая против себя духовенство и крупных землевладельцев, чьи интересы он затрагивал, пытаясь ограничить их власть и могущество. Но король нашел поддержку в среде образованных людей, его политика – это политика просвещенного деспота, монарха, придерживающегося либеральных идей. В скором времени король прославится на весь мир.

Скромное здание у подножья Везувия. На глубине 24 метров находится величайшее открытие, сделанное во время правления Карла де Бурбона. Это был важный момент в истории человечества. Археология как наука родилась здесь, под этими мрачными сводами три столетия назад.

Раскопки производились при помощи лопат и кирок. Эта обширная территория, покрытая вулканической лавой, около 2 тысяч лет была скрыта от постороннего глаза под современным Геркуланумом.

В 1709 году один крестьянин, копая колодец, случайно наткнулся на одну из статуй, расположенных в театре древнего Геркуланума. Несколько лет спустя Карл III распорядился начать здесь раскопки. На месте колодца образовался огромный раскоп, из которого извлекли на свет большое количество статуй. Весть об этом быстро облетела Европу.

Король был потрясен находкой. Древний Геркуланум стал подниматься из руин. Раскопки привлекают людей, находки бесчисленны: мрамор, мозаики, скульптуры – все в плену застывшей лавы.

Тем временем рабочие под руководством опытного инженера приступают к раскопкам в других местах. Вскоре подземный мир Геркуланума становится испещренным многочисленными туннелями. Проделан титанический труд, лава тверда, как камень. Полностью освободить древний город от 20-метрового слоя застывшей лавы чрезвычайно сложно.

Всего лишь один из кварталов города снова увидел свет, но это произошло только в 20 веке.

Во времена Бурбонов рабочим приходилось трудиться в темноте. В качестве ориентира они использовали стены и колоннады. Их задача состояла в том, чтобы извлечь на поверхность как можно больше бесценных предметов для будущей коллекции короля.

Рабочие, сами того не осознавая, разрабатывали метод ведения археологических раскопок. Вначале они копали вслепую, основываясь скорее на интуиции, чем на знании. Но со временем поняли, что необходимо искать помещения с роскошным внутренним убранством.

Впервые в истории человечества на поверхность извлечены столь уникальные памятники античной культуры – великолепные картины и роскошные мозаики. Эти многочисленные находки потрясли и взволновали высшее общество европейских государств. До сих пор об античной архитектуре мы могли судить по памятникам архитектуры и скульптуры, доступным нашему взору. Никогда ранее из-под земли не поднимался целый город.

В 1763 году очередная новость будоражит Европу: обнаружен древний город Помпеи. Раскопки проводятся под открытым небом. Город скрыт под слоем вулканического пепла толщиной всего лишь 8 метров. Раскопки в Геркулануме немедленно прекращаются, поскольку подземные работы стали наносить вред домам и поверхности земли.

 

Вилла Папирусов. В ней был найден целый ансамбль скульптур из черного мрамора, датируемых первый веком до новой эры. Свое название это место получило благодаря найденной здесь коллекции уникальных папирусов.

Национальная библиотека Неаполя. Все папирусы очень сильно пострадали во время извержения Везувия. Вулканическая лава и пепел настолько повредили свитки, что прочесть их уже не представляется возможным. Однако, к счастью более половины всех найденных в ходе раскопок папирусов пребывали в гораздо более сохранном виде. И вот уже на протяжении двух столетий ученые со всего мира работают над прочтением этих манускриптов, написанных на греческом и латинском языках.

Более 500 папирусов. Древнейшие из них датируются 3-м веком до новой эры. Они содержат произведения Эпикура и Филодема. Папирусы уникальны. С их помощью можно лучше ознакомиться с древнегреческой культурой. Благодаря им мир узнал этих великих поэтов античности.

Эта находка очень взволновала Карла III. Он пригласил из библиотеки Ватикана преподобного отца Пьяджо, который изобрел специальную машинку для раскручивания свитков. После этого началось их комплексное изучение. Специально для этого Карл выделил помещение во дворце Портичи.

Расположенный у подножья Везувия недалеко от древнего Геркуланума дворец Портичи стал очередной резиденцией короля. Все совершающие большое путешествие по Европе приезжают сюда посмотреть уникальное собрание папирусов, а также посетить здешний музей античности, которому нет равных в Европе.

Сегодня в королевском дворце Портичи находится университет. От музея с его 18 залами, в которых были выставлены предметы быта древних городов, не осталось и следа.

При Карле музей был закрыт для публики. Король показывал свои сокровища лишь немногим из своих гостей, как правило, представителям самых знатных родов Европы. Раскопки Геркуланума проводились по тем же правилам: приезжавших туда посетителей поражало роскошное убранство домов древнего города. Но вскоре их охватывало смешанное чувство страха и раздражения, поскольку они не могли зарисовать то, что видели – это было запрещено королем. Особенно страдали от этого те, кто путешествовал в компании своих личных художников.

Вскоре Карлом III была основана Геркуланумская академия, в задачи которой входило описание и публикация в специальных сборниках экспонатов из королевского музея.

Эти сборники – это восемь томов, которые король преподносил в качестве подарка только крупнейшим монархам Европы. На самом деле это хитро спланированный политический шаг – укрепление престижа династии Бурбонов.

Эти книги пробудили живой интерес к античности повсюду в Европе. Многолетнее увлечение античным искусством привело к возникновению стиля неоклассицизма в живописи, архитектуре и даже в литературе.

Карл III любил приезжать в Портиче со всей своей семьей. Отдыхая в своей резиденции, расположенной между морем и Везувием, король дни напролет охотился, тогда как королева весело проводила время в компании придворных дам. Такой образ жизни быстро вошел в моду. По этой изъезженной дороге аристократы в сопровождении своих домашних устремлялись сюда, на роскошную виллу Кампалиетто.

С виллы открывается вид на неаполитанский залив, на море, на горы… Бесподобное место. Волнующим дополнением пейзажа является Везувий. Его довольно грозный вид напоминает об исходящей от него опасности.

Жизнь здесь протекала под знаком с одной стороны беспокойства, тревоги, а с другой – безмятежного блаженства. Это была эпоха грандиозных праздников, шумных вечеринок, во время которых в карты проигрывали целые поместья. Атмосфера, которую поистине невозможно воссоздать в наши дни.

Вокруг королевского дворца было построено 122 виллы. Сегодня большая их часть заброшена. Вилла Джулия – единственная сохранившаяся в первозданном виде. Более трех столетий вилла принадлежит семейству Саникандро, состоящему в близком родстве с Карлом и Фердинандом Бурбоном. Вилла названа в честь Джулии – первой владелицы виллы.

Министр военных дел и финансов короля Карла де Бурбона – из рода Саникандро. Он был наставником юного Фердинанда.

На вилле Джулия Фердинанд впервые оказался в возрасте 8 лет. С тех пор в некоторых комнатах был сделан ремонт, но обстановка осталась прежней.

Все на вилле напоминает эпоху Бурбонов – Карла III и Фердинанда IV. 18 век – золотой век в истории рода Саникандро. Быть Бурдоном значит принадлежать к числу тех, кто в течение 18 столетия преобразовывал лик Неаполя, оставив потомкам так много восхитительных памятников архитектуры.

В 30 километрах от Джулии в Сан-Леучо король повелел основать шелковую мануфактуру в самом сердце своей резиденции. Это была не просто фабрика: все ее 214 работников, приехавших сюда из разных уголков Европы, жили общиной, главный закон которой гласил – равенство для всех. Этот закон установил сам монарх. Членам общины следовало работать не ради прибыли, а во имя благополучия друг друга.

Дворец Казерты находится недалеко отсюда. Король приказал построить вблизи дворца дома для рабочих мануфактуры.

Незамужние женщины получали от короля приданное и могли выйти замуж. Дети в Сан-Леучо должны были обязательно посещать школу, образование было одним из столпов, на котором держалась община.

Бурбоны планировали превратить Сан-Леучо в город-общину, основанную на принципах равноправия. Вокруг Казерты предполагалось возвести многочисленные постройки, разбить парки так, чтобы резиденция неаполитанского короля смогла затмить даже Версаль.

Но в скором времени идеи Великой Французской революции достигли юга Италии и грандиозным планам пришел конец.

Можно сказать, что в неаполитанском королевстве Бурбонов были сосредоточены лучшие образцы европейской культуры: кроме рабочих Сан-Леучо, съехавшихся сюда во всех концов Европы, здесь творили приглашенные государем архитекторы, писатели, живописцы, скульпторы. Приезжие мастера довольно быстро находили общий язык с неаполитанскими, и вместе они трудились на благо города и королевства. Их руками созданы роскошные, восхитительные памятники архитектуры, поражающие удивительной красотой.

Комментарии: