Носоходящие: история их «открытия»

13 Дек
2012

О ней поведал в книге «Ринограденции Штюмпке. Попытка анализа» некий Карл Геесте, в действительности всё тот же Герольф Штайнер.

Ещё в детстве он забавлялся, рисуя разных фантастических животных, не бросил он этого занятия и став взрослым. Найдя в изданном неким Балхорном старинном (XVI век!) букваре рисунок петуха, снёсшего яйцо, он стал называть свои наброски балхорнами, при этом стараясь показать возможные эволюционные приспособления этих существ к обитанию в различных природных условиях. В Гейдельбергском университете ещё с 1898 года велись «Альбомы Зоологического института», в которых оставляли свои серьёзные и несерьёзные записи и рисунки многие зоологи. В 1929 году в них появились и наброски «балхорнов».

Далее приводится отрывок из их статьи в «Природе».

«До второй мировой войны Штайнер работал ассистентом на кафедре зоологии в Гейдельбергском университете. Профессор этой кафедры, начальник Штайнера, в то время наблюдал за стайным поведением озёрных гольянов. Его эксперименты сводились к изучению последствий удаления части мозга у этих рыбок. Оказалось, что в результате такой операции рыбки теряли стайный инстинкт и стремились к лидерству (по-немецки Fuhrerschaft). Вывод о том, что удаление мозга приводит к «фюрерству», стоил профессору свободы. На его место был приглашен Штайнер. Работая со студентами, он продолжал выдумывать новых животных и рисовать их чёрно-белые и цветные изображения. Во время лекций Штайнер демонстрировал эти рисунки в качестве примеров возможных эволюционных приспособлений. После войны города Гейдельберг и Дармштадт, в котором находился другой, более молодой Дармштадтский технический университет (между ними — не более 50 км), оказались в американской зоне оккупации. Штайнер спрятал свои рукописи, рисунки и акварельные краски в подвале дома, в котором жил. Дом был разрушен бомбой, но подвал уцелел; Штайнер перебрался в пустующий дом коллеги. Университеты не работали. Жители города сидели по домам и лишь днём на час-другой выходили на улицу, пытаясь раздобыть еду. По воспоминаниям Штайнера, чувство голода было доминантой, и день считался удачным, если на обеденном столе оказывались улитки, личинки майских жуков, крапива или, если повезёт, мясо кролика. Студентка Штайнера приносила ему на обед спаржу из своего сада, а он дарил ей рисунки. Но дубликаты оставались. Часть из них он пытался продавать, чтобы заработать на еду... В 1946 г. вновь открылся Дармштадтский университет и Штайнер начал там работать. Но он не забывал своих коллег-зоологов и друзей из находящегося неподалеку Гейдельберга. Профессор Вернер Раух помог сделать с рисунков Штайнера цветные слайды, которые другой коллега, Эрих фон Хольст, использовал на семинарах».

Стихотворение Моргенштерна привело Штайнера к идее смоделировать эволюцию придуманных поэтом «назобем» — так возникли ринограденции. В 1947 году в канун Великого поста в Гейдельбергском университете был организован шуточный семинар, на котором Штайнер поведал коллегам о новом отряде млекопитающих. А через год, загримировавшись и нацепив седую бороду, он уже в качестве доктора Штюмпке сделал доклад о ринограденциях в аудитории того же университета. Успех, по-видимому, был оглушителен, хохот тоже. Одна «очень серьёзная», по словам Штайнера, студентка не поняла подвоха и в слезах кричала, что нельзя так смеяться над старым учёным... Постепенно рисунки стали обрастать текстом, и Штайнер часто обсуждал с коллегами возможные направления эволюции придуманных им существ. «Эти дискуссии каждый раз были шутливым фейерверком аргументов и контраргументов», — вспоминал он.

Далее: книга и последователи.


 

Комментарии:

наверх