Обсуждение снежного человека в Академии наук

Открытие ближайшего родственника человека, неведомо как сохранившегося до наших дней, было бы крупнейшим событием в антропологии, перевернуло бы многие устоявшиеся схемы. Увидеть таинственного родича, наблюдать за ним, сфотографировать, а может быть, и поймать было бы не просто сенсацией, а замечательным открытием.

Так думал и Борис Фёдорович Поршнев (1905—1972), уже многие годы изучавший проблему становления человека. Доктор исторических и доктор философских наук, лауреат Государственной премии, автор многих книг, он обладал обширнейшими знаниями в области многих гуманитарных наук — от истории средневековой Франции до антропологии и социальной психологии. В существование снежного человека он поверил безоговорочно, сообщение Пронина воспринял как призыв к действию — и направился на приём к президенту Академии наук А. Н. Несмеянову.

Президент заинтересовался — ещё бы, появилась возможность найти «советского» снежного человека раньше, чем его обнаружили западные учёные и альпинисты. Проблеме снежного человека было посвящено заседание Президиума Академии 31 января. Идею поисков нашего «родственника» поддержали академики — математик А.Д. Александров, знаменитый физик И.Е. Тамм. Они оба — опытные альпинисты; годом раньше Тамм руководил экспедицией на Памир (а в том же 1958 году стал нобелевским лауреатом). С ними согласились зоологи — профессора Г.П. Дементьев, С.Е. Клейненберг, палеонтолог Н.И. Бурчак-Абрамович.

В итоге было решено организовать специальную комиссию для изучения вопроса. Председателем её стал Обручев, его заместителями — Поршнев, Клейненберг и директор Памирской станции Таджикской Академии наук Кирилл Владимирович Станюкович. Выдающийся геоботаник, он работал на Памире с 1936 года и прекрасно знал эту горную страну. Ему и поручили возглавить и провести экспедицию, на которую выделили весьма солидные средства.

Комментарии: