Операция «Франктон»: диверсия в Бордо

17 Июл
2013

Коммандос были отборными британскими частями специального назначения. Профессионалы морских диверсий, они знали, как атаковать врага с моря. Но даже им казалось, что рейд на байдарках против немецких судов-прорывателей блокады – слишком трудная задача.

Если бы героям «Коклшел», как их увековечили в кино и книгах, повезло, и они бы не наткнулись на немецкие патрули по пути к цели, им бы все равно пришлось потом возвращаться. Именно так началась эта героическая повесть о находчивости и выдержке.

После падения Франции в июне 1940 года немецкий торговый флот доставлял стратегические грузы со всего мира в порты атлантического побережья Франции. Оттуда их переправляли в нацистскую Германию для нужд военной промышленности.

Эти порты стали еще важнее после декабря 1941 года. Союзник Германии – Япония — захватила источник ценного сырья – нефтяные месторождения в голландской Ост-Индии и плантации каучука в британской Малайзии. Все эти поставки шли через порт города Бордо в ста километрах вверх по реке Жиронда на юго-западе Франции.

Всего за год во Францию было доставлено свыше 25 тысяч тонн каучука. Это был один из немногих материалов, которым немецкая промышленность не смогла найти замену. Он был остро необходим для выпуска военной техники. Если бы союзникам удалось остановить эти поставки, это бы сильно повлияло на весь ход войны.

Лорд Селбурн, британский министр экономической войны написал премьер-министру Уинстону Черчиллю, что этот поток надо остановить. Королевские воздушные силы могли разбомбить порт, но любой налет привел бы к серьезным потерям среди французского мирного населения.

Королевский флот в Бискайском заливе мог обстрелять атлантические порты, но это тоже было слишком опасно: боевые корабли попали бы под удар с воздуха.

Другой возможностью были коммандос – отборные части, которые учредил Уинстон Черчилль для диверсий в оккупированной нацистами Европе. Лорду Луи Маунтбеттену, главе командования комбинированных операций, поручили разработать план.

В его организации была секция под руководством майор морской пехоты Герберта Джорджа Хаслера: высокий импозантный человек с золотисто-рыжими волосами и пышными усами – его прозвали «Блонди» («Blondie»).

Задачей Хаслера было разработать методы диверсий против вражеских кораблей в гавани. Он брал пример с известных уже мастеров тайной войны: итальянские боевые пловцы князя Боргезе. 18 декабря 1941 года три группы из двух человек каждая проникли в гавань Александрии в Египте и подорвали британские линкоры «Queen Elizabeth» и «Valiant».

Хаслер со своей группой изучил снаряжение взятых в плен итальянских боевых пловцов, чтобы создать такое же оружие. Но британская версия человеко-торпеды была еще не готова. Тогда он обратился к другой итальянской разработке – начиненному взрывчаткой катеру. Он мог без труда преодолеть защиту цели, а рулевой покидал катер перед самым взрывом.

По замыслу Хаслера быстроходный катер со взрывчаткой будет сопровождать группа прикрытия на байдарках – она и подберет рулевого. А пока Хаслер, планируя операцию, сформировал маленький отряд диверсантов. Его назвали «Патрульный портовый отряд Королевской морской пехоты».

Отряд состоял из двух групп: одна включала диверсантов на байдарках, которые сопровождали бы катера; другая использовала для подводных диверсий дыхательные аппараты, разработанные для покидания тонущих подлодок. Люди были взяты и морской пехоты, а обучение проходило в Саутси.

Надо было найти способ нанести удар по Бордо, и Хаслеру пришла в голову дерзкая мысль: пловцы на байдарку доберутся туда сами, тихо поднявшись вверх по реке. Но им нужны были лодки, которые вместили бы необходимое снаряжение.

«Фоллбот», стоящий на вооружении морских диверсантов, был слишком хрупок для такой операции. Но легкая разборная штурмовая лодка, созданная инженером Фредом Готли, подходила больше. Хаслер попросил его разработать подходящую посудину для диверсантов.

Лодка должны была пройти через торпедные аппараты. Известная как «Кокл-Марк II», она могла нести до 300 килограммов. Мелкосидящая, сделанная из водонепроницаемой ткани, лодка не была видна на радарах. Она приводилась в движение сдвоенными веслами. Хаслер сам проверил прототип и остался доволен.

Вместе с новой байдаркой англичане готовились применить новое средство для уничтожения кораблей – магнитную мину. Магнитные мины крепились к корпусу судна как можно ниже ватерлинии, чтобы увеличить эффект взрыва.

Диверсанты на байдарках должны были подойти к кораблю с магнитным устройством, известным как «Захват». Они использовали приспособление с длинной ручкой, чтобы осторожно прикрепить мину, избегая громких ударов, не привлекая внимание экипажа. Часовой механизм позволял диверсантам отойти на безопасное расстояние прежде, чем мина взорвется.

К осени 1942 года у Хаслера уже были шесть групп по два человека. Они приступили к тренировкам, учились не только управлять хрупкими судами, но и прятать их. Ведь Жиронду постоянно патрулировали немецкие катера и самолеты, и днем коммандос надо было скрываться на берегу.

Операцию против прорывателей блокады в надежно охраняемом порту назвали «Франктон». Субмарина должна была доставить шесть байдарок «Кокл» с экипажами к устью реки и выпустить в море.

Предполагалось, что коммандос смогут делать около 30 километров за ночь, им придется прятаться минимум трижды перед тем, как атаковать свою цель.

Почти все снаряжение и одежду специально для задания разработал и испытал сам «Блонди» Хаслер. Диверсанты были одеты в водонепроницаемые защитные костюмы «Кокл» с надписью «Морская пехота» на плече и нашивкой «Командование комбинированных операций». У курток были эластичные полы, которые соединялись с чехлом байдарки – получался водонепроницаемый шов. Высокие сапоги до бедра были одного цвета с курткой.

Кроме магнитных мир у диверсантов были пистолеты-пулеметы «Sten» с глушителями. Каждого снабдили Кольтом 45-го калибра и ножом коммандос.

1 декабря 1942 года они вышли на задание. Хаслер со своими людьми погрузились на субмарину «Туна». Учения были окончены, пришло время действовать. В море коммандос, наконец, назвали их цели. Спустя шесть дней диверсанты покинули субмарину с помощью специального устройства, разработанного самим Хаслером.

Хотя на море было тихо, одну из байдарок повредили при спуске, ее экипажу пришлось остаться на борту. Осталось пять байдарок с экипажами, а до французского берега было более 10 миль. Все лодки носили имена морских животных: «Зубатка», «Сайда», «Угорь», «Лангуст» и «Каракатица».

Назад пути не было. Они шли на задание, но как дорого им придется за это заплатить – не знал никто. Диверсанты «Коклшел» подошли к устью Жиронды. «Блонди» Хаслер с напарником Уильямом Спарксом шли в «Зубатке». Они столкнулись с первым испытанием – коварным приливным течением в устье реки. Байдарки сильно швыряло, «Сайда» отстала, ее экипаж потерял устойчивость. Они попытались выровняться, и лодка опрокинулась. Два диверсанта доплыли до берега, но их тут же схватили немцы. Для противника это была неожиданность, теперь они ожидали неприятности. Но коммандос не знали, что немецкий радар заметил субмарину, когда она всплыла возле устья реки и отправили на поиски патрульный катер.

Неудачи продолжались. «Угорь» тоже захлестнуло волной, он перевернулся. Его экипаж – капрал Джордж Ширд и Дэвид Моффатт зацепились за другие байдарки, а потом попытались доплыть до берега. Оба утонули.

Операция была под угрозой срыва: спустя всего два часа из диверсантов осталось только три экипажа. Они гребли на своих лодках, но наткнулись на три немецких эсминца: пригнувшись как можно ниже, британцы проскользнули мимо.

Потом одна из трех байдарок – «Каракатица» — лейтенанта Джона Маккинона и Джеймса Конвея отделилась от группы. В 6:30 утра экипажи байдарок «Зубатка» и «Лангуст» высадились на берег у косы Пуант Озуазо. Они прошли на веслах 30 километров и были вынуждены спрятаться на заре.

Четверке хватило сил приготовить чай, а потом они уснули под камуфляжной сеткой в байдарках. Хаслер первым стоял на часах. На вторую ночь «Зубатка» и «Лангуст» поднялись еще выше по реке, избегая немецких патрулей. Утром они снова спрятались, не зная, что «Каракатица» совсем рядом.

Но на третью ночь с «Каракатицей» случилась беда: байдарка пропорола дно о камень, ее пришлось бросить. Все это время немецкие патрульные катера обыскивали реку.

Путь продолжали только «Зубатка» и «Лангуст». Две байдарки ускользали от немцев, пока, наконец, не сумели найти последнее пристанище – напротив портовых сооружений Бордо.

Здесь они видели свои цели и все слышали. Коммандос отдохнули и подготовили снаряжение для ночной диверсии. Ночью 11 декабря погода им благоприятствовала – умеренный бриз с дождем скрыл их при подходе к цели.

Четверка поплыла к порту Бордо. Они разделили весла пополам и теперь гребли, как на каноэ, чтобы меньше шуметь.

Хаслер и Спаркс направились к прорывателям блокады, стоящим у пирсов. Альберт Лейвер и Уильям Миллс поплыли к пристаням на другом берегу реки. Лейвер и Миллс установили пять из восьми магнитных мин на большой транспорт и три – на лайнер.

Хаслер и Спаркс сначала прикрепили заряды к прорывателю блокады водоизмещением 8 тысяч тонн, который только прибыл из Японии, а потом – к трем другим судам, включая танкер.

На секунду немецкий охранник осветил фонарем людей внизу, но никого не заметил. Диверсанты тихо уплыли и гребли до деревни Блай, назад вниз по Жиронде.

Там байдарки уничтожили, и коммандос разделились. Теперь им нужно было уйти из окрестностей Бордо как можно скорее. Пока они уходили, мины, прикрепленные к бортам кораблей, взрывались, разрывая темноту. Четыре транспорта затонули, два других были серьезно повреждены – это был блестящий успех.

Нацисты отрицали, что диверсанты «Коклшел» причинили серьезный ущерб, но ходили слухи, что на одном из судов был новейший радарный комплекс для японцев.

В это время диверсанты спасались бегством, их битва за жизнь только началась. Немецкие поисковые отряды прочесывали местность. На третий день после диверсии одну из групп выследили. Лейвер и Миллс не говорили по-французски, их схватила местная полиция. Их передали немцам и в итоге расстреляли.

Два других диверсанта – Сэмюэль Уоллес и Роберт Эворд, чья байдарка перевернулась, еще оставались на берегу. Их тоже схватили и вскоре казнили.

Маккинена и Конвея, чья лодка пропорола дно, также выследили и схватили. Их доставили в Гестапо в Париже. Там их допрашивали, пытали и в итоге расстреляли, несмотря на то, что они были взяты в военной форме и с ними должны были обращаться как с военнопленными. Гитлер издал знаменитый приказ о том, что все пленные коммандос должны быть немедленно расстреляны.

Только Хаслер – руководитель операции, и его напарник Спаркс остались живы. К счастью, Хаслер бегло говорил по-французски. Местные крестьяне дали им гражданскую одежду, они питались сырой репой и картошкой. Вместе они добрались до Руффека в 130 километрах к северо-востоку от Бордо и связались с агентами французского Сопротивления.

Потом в фургончике булочника их отвезли на безопасную ферму. Там они ждали несколько недель, чтобы связаться с агентом Мэри Линделл. Ее кличка была Мари Клэр, она занималась переправкой людей на юг Испании.

Мэри Линделл происходила из богатой английской семьи. Она вышла замуж за француза и присоединилась к Сопротивлению в 1940 году, помогла многим солдатам союзников избежать плена в оккупированной нацистами Франции.

Пока Хаслер и Спаркс прятались в доме, Мэри Линделл упала с велосипеда и получила травму. Несмотря на это, она передала указание из больницы, что им нужно ехать в Лион.

Агенты Сопротивления посадили Хаслера и Спаркса в ночной поезд. Им запретили с кем-либо заговаривать, а если к ним обратятся, отвечать – бретон: во французской провинции Бретань еще жили люди, которые не понимали по-французски.

В Лионе Хаслер и Спаркс пришли к Мэри Линделл к больницу. Она была в бешенстве от того, что ее агенты позволили Хаслеру оставить его классические английские усы, он тут же из сбрил.

Мари Клэр объяснила им строгие правила побега. Среди прочего, им запрещалось больше двух бокалов вина в день.

Но план Мари Клэр сорвался: путь в Испанию был временно закрыт. Вместо этого она решила переправить их в Швейцарию, но она вновь заболела и была вынуждена передать коммандос другому агенту.

Они вновь отправились на юг и в средиземноморском порту Марсель их передали баскским проводникам, чтобы те доставили их в Испанию. Хаслер и Спаркс совершили опасный переход через Пиренеи и достигли Барселоны. Оттуда они пересекли Испанию до Гибралтара и в итоге вернулись в Лондон.

Им посчастливилось бежать. Из всех групп выжили только они, после войны о них написали книгу и сняли фильм «Герои Коклшел».

Но «Блонди» Хаслер на этом не успокоился: он вернулся к работе в командование комбинированных операций, где он развил много других идей для секретных операций. Испытывались летающие лодки как средства доставки диверсантов и байдарки для длительных переходов. Хаслер использовал технику, чтобы забросить патрули разведки далеко в тыл врага на Дальнем Востоке. Он также участвовал в разработке моторной подводной байдарки – «Спящей красавицы», как ее прозвали. Ее тщательно испытали, но решили, что под водой ей слишком трудно управлять.

«Спящая красавица» так и не попала на войну, но идеи Хаслера о диверсиях на байдарках еще пригодились. В операции «Джейвик» майор Айвон Лайон взял три «Кокла» на борт рыбацкой лодки «Крайт» для атаки сингапурской гавани.

26 сентября 1943 года диверсанты проникли туда, уничтожили шесть кораблей и вернулись невредимыми. Увы, год спустя второй рейд прошел неудачно, и Лайон со всей своей группой погиб.

«Бонди» Хаслера наградили орденом за выдающиеся заслуги, а его товарищ Уильям Спаркс получил медаль за выдающиеся заслуги. Альберт Лейвер и Уильям Миллс были упомянуты в докладах.

Сорок лет спустя Хаслер и Спаркс вернулись на базу Королевской морской пехоты в Пуле, графство Дорсет. Они возложили венок на мемориал в память об их доблестной операции и о жертве, которую принесли храбрецы, не вернувшиеся с задания.


 

Комментарии:

наверх