Разгадка «Замороженного»

19 Дек
2012

Естественно, не мог не высказаться по поводу «Замороженного» и доктор Нейпир, тщетно ждавший, когда это таинственное создание попадёт в Смитсоновский институт. Тщательно изучив фотографии и промеры, сделанные Эйвельмансом и Сандерсоном, он пришёл к выводу, что характерные черты «Замороженного» не позволяют ему ни добиться преимуществ, характерных для обезьян, ни воспользоваться достоинствами, приобретёнными человеком.

Ноги этого создания не приспособлены ни для лазания, подобно обезьянам, ни для двуногого передвижения по ровной поверхности, характерного для человека. Короче говоря, ни лазать, ни бегать он не мог бы. «Руки не типичны ни для обезьян, ни для человека, составляя смешной компромисс между ними». Индексы промеров рук и ног были несообразны ни для обезьян, ни для человека и не укладываются ни в какие промежуточные формы между ними.

Нейпир и сотрудник Смитсоновского института по связям с общественностью предприняли собственное расследование. Выяснилось, что в апреле 1967 года некий Пит Коррейл по заказу Хансена изготовил макет человекообразного существа из латекса, шерсти и, вероятно, шкуры какого-то животного. Другая версия происхождения «Замороженного» нашлась в Интернете. Согласно ней, его создал покойный Говард Балл, изготовлявший модели животных для фирмы Диснея.

Естественно, Смитсоновский институт опубликовал заявление, гласящее, что «Замороженный» был моделью и остаётся моделью.

По мнению Нейпира, вся история представлялась не совсем как у Эйвельманса. Бойкий шоумен Хансен решил подработать на волне ажиотажа по поводу снежного человека. Создать макет — не проблема, проблема в том, как его экспонировать.

В спирту или формалине — любой дурак поймёт, что это фальшивка. А вот если залить в лёд, да ещё и не совсем прозрачный... И вот трейлер с «Замороженным» пошёл колесить по Америке. Первые два года сборы были неплохими, потом начали падать. Хансен, по собственному признанию, читал книги Сандерсона, знал о его интересе ко всему необычному и читал его «Удивительного снежного человека». Нашёлся общий знакомый, который сообщил Сандерсону о странном экспонате. И рыба клюнула, да не одна. Два крупнейших специалиста по «снежному человеку» признали экспонат подлинным и создали ему колоссальную рекламу! Газеты всего мира присылали корреспондентов, число посетителей росло. Наука стала принимать «Замороженного» всерьёз.

Но возникла опасность, что учёные добьются детального исследования экспоната. И Хансен, «уехав в отпуск», размораживает и перемонтирует своё сокровище, а вернувшись, заявляет, что это уже не подлинный экспонат, а его искусственная копия. Оригинал же будто бы забрал его подлинный владелец, таинственный мультимиллионер.

«Я снимаю шляпу перед Фрэнком Хансеном, — пишет Нейпир, — не потому, что он прославил миф о монстре (по моему мнению, он помог принизить его), но потому что он показал высшее искусство в своей профессии... Если бы была премия Барнума, я голосовал бы за её присуждение Фрэнку Д. Хансену». Финеас Барнум (1810—1891) был знаменитейшим антрепренером, начавшим свою карьеру демонстрацией морской женщины, она же сирена, а также престарелой негритянки — будто бы кормилицы самого Джорджа Вашингтона.

Ещё одно эхо этой истории прошумело 30 июня 1969 года, когда газета «Нешнл Бюллетин» вышла с огромным заголовком: «Я была изнасилована Отвратительным Снежным Человеком». Некая Хелен Вестринг охотилась в одиночку около Бимиджи, Миннесота, когда она встретила этого самого О.С.Ч. У него были розовые глаза и был он покрыт коричневой шерстью. Массивная шея, огромные ладони и длинные руки. Он сорвал с Хелен одежду как кожуру с банана, бросил её на траву и уже собрался совершить своё чёрное дело — но не на ту напал. Собрав все свои силы, она вывернулась, выхватила из сумочки револьвер и выстрелила прямо в правый глаз чудовища. Именно так, по мнению газеты, погиб будущий Замороженный от рук простой американской девушки из штата Миннесота. Как он потом попал к Хансену — не объяснялось.

Во всяком случае, «Замороженный» исчез с горизонта. Где-то он ещё выплывет? А название Homo pongoides отправилось на ту же свалку, что и Tetraprothomo, Prothomo и прочие фантастические имена, созданные Эйвельмансом, Амегино и многими другими (порой весьма крупными) учёными.


 

Комментарии:

наверх