Рейд при Сен-Назере

17 Июл
2013

Март 1942 года. Отборные британские коммандос выходят на задание – штурм одного из важнейших объектов гитлеровцев. Их цель – сухой док в Сен-Назере. Только он мог уместить самый крупный линкор Гитлера – могучий «Тирпиц».

После ремонта в этом доке линкор мог вместе с другими боевыми кораблями и подлодками угрожать побережью Британии и уничтожать конвои из Америки, перебрасывавшие военные материалы и вооружение.

Нужно было великолепно владеть искусством судовождения и навигации, чтобы доставить коммандос к этой надежно охраняемой цели. При свете вражеских прожекторов и сквозь огонь орудий старый эсминец с диверсионной группой на борту прорвался к цели. Подняв белый флаг, корабль на скорости 20 узлов врезался в ворота дока. Удар был столь силен, что носовую оконечность эсминца – около 11 метров – смяло в гармошку. Подрывной заряд был доставлен прямо к воротам дока. Теперь коммандос оставалось только закончить дело.

Как это было

К концу 1940 года нацистские войска заняли почти всю Западную Европу. Адольф Гитлер захватил все атлантическое побережье Франции. Из ее портов немецкие подлодки выходили в Атлантику и наносили удары по конвоям, идущим в Британию из Северной Америки.

Подводная война ширилась, и казалось, что британцы могут проиграть битву. Но вот им улыбнулась удача: Королевский флот перехватил линкор «Бисмарк», который пытался вырваться в просторы Атлантики. Получивший повреждение в бою, Бисмарк отправился в Сен-Назер – единственный порт на атлантическом побережье, в котором был большой сухой док для ремонта линкора.

После трех дней погони и сражения «Бисмарк» затонул. Союзники праздновали победу. Но оставалась другая угроза: у «Бисмарка» был близнец – могучий «Тирпиц».

Британская и американская морские разведки делали все, что могли, чтобы найти «Тирпиц». Был составлен список портов, где мог укрыться этот огромный линкор, во главе списка был Сен-Назер. Его сухой док был построен для роскошного французского трансатлантического лайнера «Нормандия». Спущенный в 1935 года, это был самый большой корабль в мире.

Свыше 300 метро в длину и 50 метров в ширину, Сен-Назер мог принять корабли водоизмещением 85 тысяч тонн. Это был единственный сухой док за пределами Германии, достаточно вместительный для гигантского линкора Гитлера.

В начале 1941 года морское командование союзников решило, что с доком «Нормандии» надо покончить. Сначала его хотели разбомбить, но док непросто разрушить с воздуха.

Огромные ворота надо было поразить точным ударом, то есть придется действовать иначе. Морская разведка предложила использовать подразделения специального назначения – коммандос.

Сначала эта идея была отвергнута – на себе много взрывчатки не перенесешь. Потом капитан Джон Хьюз Халлет, офицер из командования комбинированных операция, предложил альтернативу: протаранить ворота дока кораблем, начиненным взрывчаткой.

Адмиралтейство выделило старый эсминец – бывший американский «Буханон», его переименовали в «Кэмбелтаун», это был один из 50 эсминцев, переданных Британии американцами.

Вице-адмирала лорда Луи Маунтбеттена недавно поставили во главе командования комбинированных операций, именно он отвечал за выполнение этой миссии. Надо было решить: как доставить плавучую бомбу в один из самых защищенных от нападения портов нацистской Европы.

Полковник Чарльз Ньюман был назначен командовать группой командос. Его вызвали в командование комбинированных операций вместе с коммандером Робертом Райдером.

«Выступал Маунтбеттен, он описал планируемую операцию. Я просмотрел план и увидел свое имя, мне предлагалось возглавить соединение кораблей. Тут Маунтбеттен посмотрел на меня и спросил: вы согласны, Райдер? Я ответил: да, сэр! Больше мне нечего было добавить. После заседания я подошел к Чарльзу Ньюману и первым делом спросил его: где, черт возьми, это место? Он воскликнул: Боже правый! Ты только что узнал? Я ответил: да, конечно. И он сказал: вообще-то это Сен-Назер».

Сен-Назер находился в 10 километрах от моря в устье реки Луары. По берегам немцы установили береговые батареи и прожекторы. Моряки решили прорываться к Сен-Назеру ночью, выдав эсминец за немецкий корабль.

Но «Кэмбелтаун» мог пройти там только с высокой водой. Поэтому операцию назначили на конец марта 1942 года. От штурманов требовалось особое мастерство.

«Кэмбелтаун» замаскировали под немецкий миноносец типа «Меве», такие базировали в Сен-Назере. Капитан корабля лейтенант-коммандер Сэм Битти вспоминает: «Корабль здорово облегчили, чтобы он прошел по мелководью у самого берега, но не так, как идет обычный эсминец, на средний оборотах, однако выяснилось, что примерно на 17 узлах и выше он шел почти как нормальный эсминец. На этой скорости я и решил таранить створки шлюза, ведь если бы потребовались маневры, перед самым ударом могли бы быть неожиданности».

В носовом отсеке эсминца был заложен мощный заряд взрывчатки – четыре с половиной тонны аматола в залитом цементом трюме. Запал можно было установить на восемь часов. Сапер лейтенант Найджел Тибиц тоже шел на «Кэмбелтауне».

В сопровождение эсминцу Королевский флот выделил артиллерийский катер, 12 моторных лодок и 4 торпедных катера. На каждом находился экипаж из 10 человек и примерно 12 коммандос, они должны были поддержать основную группу из 80 коммандос на «Кэмбелтауне», и каждый боец нес мощный заряд взрывчатки. На случай выхода из строя «Кэмбелтауна» торпедный катер МК-74 был снаряжен двумя особыми торпедами для подрыва ворот дока.

Коммандос полковника Ньюмана тщательно обучали обращаться с подрывными зарядами. Группы подрывников занимались в сухом доке «Король Георг V» в Саутгемптоне. Но последняя репетиция на верфи в Дэвенпорте кончилась провалом: подразделение охраны на удивление эффективно защищало свои объекты, коммандос не смогли выполнить поставленную перед ними задачу, немцы могли чувствовать себя в Сен-Назере в полной безопасности.

Несмотря на провал генеральной репетиции, был отдан приказ начать операцию в Сен-Назере. Но офицеры флота не слишком верили, что коммандос смогут выполнить задание.

Корабли, участвовавшие в операции, вышли вечером 26 марта 1942 года. Под завесой секретности они покинули порт Фальмута на юго-востоке Англии. Группу около 35 часов сопровождали два эсминца типа «Хант». Чтобы скрыть истинную цель операции, был выбран обходной дальний маршрут.

У побережья Франции главы операции – коммандер Райдер и полковник Ньюман – пересели в катер, который и повел суда за собой. В это же время из Англии вылетели бомбардировщики «Wellington».

Вскоре после полуночи участники операции увидели взрывы: это была бомбежка. Но налет не столько отвлек немцев, сколько насторожил их. Командующий немецкой артиллерией приказал освещать реку прожекторами.

Один из лучей упал на «Кэмбелтаун», но тот шел под немецким флагом, артиллеристы замешкались. Это дало «Кэмбелтауну» драгоценные минуты, чтобы миновать береговые батареи. Но когда эсминец был всего в семи минутах от цели, по нему открыли огонь. Немецкий флаг был спущен, его заменил флаг Union Jack. Теперь англичане не скрывались.

На скорости 20 узлов «Кэмбелтаун» ударил в ворота дока. От удара носовую часть эсминца – примерно 11 метров – смяло в гармошку. Это случилось в 1 час 34 минуты, всего на 4 минуты позже назначенного.

Под мощным огнем немцев коммандос покинули «Кэмбелтаун» и высадились на пирс. Одним из первых на берег сошел майор Билл Копленд.

«Мы видели, как в корму и борта корабля один за другим буквально впиваются снаряды. Эсминец освещали штук десять прожекторов, это казалось невероятным. Теперь немцам предстояло отведать того, чем они кормили нас».

Коммандос рассеялись, чтобы сбить с толку немцев. Капитан Боб Монтгомери вел подрывные группы.

«Мои подрывники выбрались. Сморли отправился к шлюзам, к воротам, Чант – на насосную станцию в нескольких метрах от нас, Брек, Пурден и Беркеншоу – в машинные помещения».

Несмотря на ранения, лейтенант Стюарт Чант повел свою группу к насосам дока.

«Все мы пошли к насосам. Я взял третий, который был главным. Мы вынули из рюкзаков уже готовые заряды, их было восемь – каждый чуть больше двух килограммов, водонепроницаемые с двойными запалами. Из заложили, как планировалось – под самые уязвимые узлы насосов. Восемь за зарядов – около 18 килограммов взрывчатки на насос. Взрыв был ужасной силы, мы вывели насосы из строя минимум на год».

Далее коммандос должны были разрушить запорный механизм – важнейший узел, который открывал ворота с обеих сторон сухого дока. Пока снаружи продолжалась стрельба, они заложили взрывчатку и подожгли шнуры.

Но коммандос дорого заплатили за свой успех, они попали под огонь: большинство катеров были подбиты на подходе, а те, кто в них находился, были ранены или убиты.

Все внимание теперь было на воротах сухого дока. «Кэмбелтаун» застрял так крепко, что немцам его было не вытащить. В нижней палубе горели шнуры запалов спрятанной взрывчатки. Коммандос пора было уходить из Сен-Назера, но почти все шлюпки и катера были уничтожены.

Мики Винн, командир торпедного катера, подвел свое суденышко к доку. Он выпустил торпеды в старые ворота, а потом развернулся и помчался к устью. В этот момент он получил попадание. Винн упал в воду, но его спас механик Билл Лавгроув, позже он получил за это «Крест Виктории».

Уцелевшие катера ушли под огнем, почти все они были повреждены.

На берегу коммандос направились к старой дамбе в надежде, что там их подберут охотники. Но в это почти не верилось, как вспоминает майор Билл Копленд.

«В конце старой дамбы стоял большой бункер, который мы не могли уничтожить, повсюду был огонь: стреляли и наши и немцы, рвались снаряды, горели нефть и машинное масло, разлитые на воде, все это выглядело ужасающе. И как бы мы ни были отважны, было ясно: уйти по морю нам не удастся».

Больше двух часов на катере матрос Билл Севедж дела все возможное, чтобы подавить огневые точки на старой дамбе, но он был убит прямо возле своего орудия.

Когда надежда на помощь с моря иссякла, коммандос попытались прорваться в лес через Сен-Назар. Им разрешали сдаваться, только если у них закончатся патроны или они будут ранены.

«Батлер и один из моих солдат Браун подобрали меня. Они меня понесли, пока не обогнули пирс со стоящей там подлодкой, я сказал: оставьте меня, я вас задерживаю. Они так и сделали, я лежал и смотрел, как они бегут в темноту. Я боялся, что «Кэмбелтаун» слишком близко, я не знал, когда он взорвется, но думал, что если останусь тут надолго, меня накроет взрывом. Пока я размышлял, прибежал молодой солдат, не знаю кто, но точно не мой коммандос, парень явно заблудился и был немного контужен. Помню, я просил его поискать лодку, чтобы спрятаться под ней, но он не нашел. Он вернулся и снова лег. И тут появились два немца с автоматами. Они велели нам встать. Парень послушался и его тут же пристрелили, он только всхлипнул. Немцы заорали на меня, но я не мог двинуться. Они оглядели меня и загалдели: офицер! Офицер! Видимо, решили, что меня стоит допросить».

Только три моторки и вооруженный катер вернулись к эсминцам Королевского флота. На борту были раненые. Еще четыре моторки сами добрались домой, отражая по дороге атаки с воздуха. Девятый катер ML-306 отчаянно отбивался, когда его настиг немецкий «Шнелльбот». Командир катера Ян Хендерсон отказался сдаться, сержант Том Дарент был тяжело ранен, но продолжал стрельбу.

Немецкий капитан, имея преимущество в силе огня, предложил британцам сдаться, но те вновь отказались, и немцы расстреляли катер в упор. Когда британцы перестали отвечать на огонь, немцы приблизились: живым и невредимым остался лишь один человек – лейтенант Свейн из коммандос. Он стоял посреди мертвых и раненых товарищей на залитой кровью палубе и кричал: «боюсь, мы не можем продолжить». Раненых в этой яростной схватке немцы взяли к себе на борт.

«Кэмбелтаун» застрял в воротах дока. Немецкие офицеры и солдаты бегали по кораблю, забыв, что это часовая бомба.

Капитан корабля лейтенант-коммандер Битти был среди выживших.

«Вскоре меня допросил немец, который очень хорошо говорил по-английски. Он узнал, что я с «Кэмбелтауна» и заметил, что бесполезно таранить железобетон хлипким эсминцем. И тут раздался взрыв, очень сильный взрыв».

«В ресторане попадала посуда, когда послышался ужасный взрыв. Это было не что иное, как четыре с половиной тонны аматола на «Кэмбелтауне».

Ворота дока были разрушены. Изуродованный «Кэмбелтаун» занесло в сухой док потоком воды. При взрыве погибло более ста немцев.

Позже данные воздушной разведки показали, что немцы безуспешно пытались починить сухой док: он бездействовал до конца войны.

«Тирпиц» потопили в ноябре 1944 года в Норвегии бомбардировщики «Lancaster» Королевских воздушных сил. После рейда на Сен-Назер этот линкор так и не вышел в Атлантику.

Но цена за операцию была высока: 169 коммандос и моряков погибли, 215 были взяты в плен, только 6 коммандос избежали плена и вернулись в Англию через Испанию.

Том Дарент с катера ML-306 был посмертно награжден «Крестом Виктории», как и матрос Билл Севедж. Высшая награда Британии за отвагу досталась и трем старшим командирам, которые сумели уцелеть: лейтенант-коммандеру Битти, полковнику Ньюману и коммандеру Райдеру. Еще 50 человек получили награды за храбрость.

А в 1947 году выжившие в рейде при Сен-Назере вернулись в город. Там Ньюман, Райдер и Битти получили «Крест» за боевые заслуги от французского президента. Это было достойное напоминание о выдающемся рейде.


 

Комментарии:

наверх