Шнобелевская премия → Проприоцептивное восприятие и ранцы

Когда полученные в ходе экспериментов результаты оказываются непоказательными или противоречат изначальной задаче исследования, их порой не публикуют вовсе, а жаль. Ведь если отчет об исследовании не был опубликован, никто уже не сможет узнать, действительно ли из этой затеи ничего путного не вышло или однажды из нее все-таки прорастет какая-нибудь интересная идея.
Причина этого молчания, возможно, кроется в том, что прожженные эксперты, выносящие приговоры научным статьям, считают неудачные исследования скучными и неприкольными и потому не допускают их до публикации. Они скорее опубликуют нечто неожиданное, а не то, о чем все и так догадывались, — скорее уж ими движут культурологические предпочтения («и ученым хочется почитать что-нибудь развлекательное»), нежели содержательная ценность («статья, конечно, скучная, но все равно хорошая»).
Вот для примера два исследования, которые на первый взгляд скучны, а потому и не приглянулись Шнобелевскому комитету.

Исследователи из новозеландского Университета Мэсси подговорили школьников в количестве двадцати человек, чтобы те, взвалив на плечи шестикилограммовые ранцы, погоняли на велосипедах по сухому газону. Дети должны были ехать так быстро, как могли, причем по трассе, ограниченной 22 конусами и пятью деревьями.

«По всей вероятности, самыми сложными точками маршрута, — рассказывает руководитель эксперимента, — были три зигзагообразных отрезка и восемь резких поворотов, два из которых круглые. В конце трассы мы устроили чудесный участочек для скоростной езды. Ошибку засчитывали в тех случаях, когда велосипедист останавливался, опираясь при этом на ногу, когда опрокидывал конус и, разумеется, когда он касался ограждений какой-нибудь частью велосипеда или своего тела».

После того как полученные результаты сравнили с результатами заезда без ранцев, оказалось, что дети гнали одинаково быстро, разве что с ранцами чуть-чуть помедленнее. Вот и все.

«Нас это удивило, — рассуждают новозеландцы, — ведь, по логике, добавленная масса — то есть ранцы — должна была оказать воздействие на кинестетический раздражитель, что, конечно же, могло уравновеситься привыканием проприоцептивных* нейронов».

А теперь на простом-понятном: просто дети уже приспособились к тяжести ранцев — эта привычка сработала, даже когда они ехали на велосипедах.

Посредством второго исследования команда ученых из Клиники Мейо (США) и Торонтского университета (Канада) решила выяснить, почему женщины уменьшают носы с помощью пластической хирургии — под давлением общественного мнения или же реализуют свои личные, сугубо индивидуальные представления об этой части лица.

Для этого 27 пациенток, собирающихся делать ринопластику, попросили выбрать форму носа, которую они считают красивой, и сравнили их мнения с показаниями еще 15 участников эксперимента, которые не собирались выправлять носы, но тем не менее имели твердое преставление об этой части лица. После кропотливых вычислений получился следующий результат: все участники эксперимента, даже те, кто не был пациентом пластических хирургов, выбрали один и тот же тип носа. Хм.

Шнобозаключение

Гораздо лучше, когда у исследователей в запасе есть несколько забавных экспериментов. Поскольку истории про ранцы и носы, по правде сказать, несколько слабоваты (в итоге ведь получилось то, что ожидалось), ученые из Новой Зеландии (слалом с ранцами) и Северной Америки (идеальная форма носа) не удостоились ни номинации на Шнобелевку, ни даже упоминания в связи с ней.

Но я отношусь к этому иначе. Ведь я сам заметил: чем дольше думаешь об этих на первый взгляд скучных исследованиях — а я это делал, стоя под душем, — тем больше в голову приходит идей о том, сколько разных экспериментов, связанных с ними, можно было бы организовать. Но, скорее всего, этим опытам не суждено состояться из-за отсутствия интереса со стороны рецензентов...

*Проприоцепция — восприятие позы и движения собственного тела.

Комментарии: