Снежный человек и серьезные ученые

Поршнев скончался в 1972 году. Двумя годами позже из печати вышла его монография «О начале человеческой истории (Проблемы палеопсихологии)» — труд, подводящий итог многолетним размышлениям о происхождении человека. Главы, в которых обсуждается проблема «снежного человека», редакторы в книгу не включили, тем не менее в предисловии говорится, что «в книге излагаются взгляды, не являющиеся общепринятыми в науке». Некоторые из этих взглядов действительно стали новым словом в науке.

Например, со множеством необходимых в то время реверансов в сторону Энгельса, Поршнев проводил крамольную мысль — что человек стал мыслящим существом благодаря возникновению речи, необходимости общения с собратьями. Другая идея, получившая развитие в мировой науке гораздо позже, гласила, что предок человека был не только охотником и собирателем, но и падальщиком, пользующимся плодами охоты крупных хищников. Борис Фёдорович Поршнев был действительно крупным учёным, и в этом можно ещё раз убедиться, найдя эту книгу в Интернете. Но там же можно найти и его запальчивую повесть 1968 года, правда, немного подчищенную публикатором, одним из бескорыстных энтузиастов поиска «реликтового гоминоида».

Несмотря на отсутствие фактических доказательств, в существование снежного человека продолжали верить некоторые серьёзные учёные — зоологи Г.П. Дементьев, уже упоминавшийся А.А. Машковцев, палеонтолог Н.И. Бурчак-Абрамович, зоопсихолог Н.Н. Ладыгина-Котс, видный антрополог М.Ф. Нестурх — по словам Поршнева, «то сомневающийся, то увлечённый». Но в монографии Нестурха «Происхождение человека», вышедшей в 1970 г., снежный человек не упоминается ни единым словом.

Продолжали верить в него и многочисленные энтузиасты-любители. При московском Дарвиновском музее стал работать семинар по реликтовому гоминоиду. На нём собирались увлечённые люди, гордящиеся тем, что наперекор официальной науке они проповедуют неординарную, почти запретную идею. Им казалось — таинственное существо вот-вот вынырнет из тумана и станет реальностью. Организовал семинар Петр Петрович Смолин — яркий человек, прекрасно знавший среднерусскую природу, один из организаторов юннатского движения в СССР.

Конечно, «снежный человек» — тема безошибочно сенсационная; в журналах и газетах она вспыхивает то и дело. Талантливый журналист Ярослав Голованов ещё в 1966 году в «Литературной газете» поддерживал энтузиастов — и продолжал делать это в «Комсомольской правде», которая и сейчас часто публикует подобные материалы. По сей день то и дело в прессе всплывают сообщения о том, что где-то кто-то видел дикого человека. За этим следуют интервью с криптозоологами, инструкции — как вести себя с дикарём, повторяются рассказы об экспедиции 1958 года (чаще всего перевранные), цитируется Поршнев. С газетных и журнальных статей начинали и авторы отечественных книг о нашем неуловимом родиче.

А что же официальная зоология? Большинство учёных относилось к «проблеме дикого человека» безразлично, считая её высосанной из пальца. Зачем тратить время и силы, чтобы доказывать, что нет этой чёрной кошки в тёмной комнате?

Но был один человек, который в силу свойств своего характера просто не мог пройти мимо — зоолог и палеонтолог Н.К. Верещагин (из «тех» Верещагиных), сотрудник Зоологического института. Опытнейший экспедиционник, объездивший весь СССР, знаток и современной, и ледниковой фауны, страстный охотник и весьма язвительный человек.

Он неоднократно выступал в печати против сенсаций по поводу «снежного человека», то и дело возникавших в самых разных популярных изданиях. Он пытался объяснить, что теории Поршнева и его последователей наивны, а рассказы «очевидцев» фантастичны, и что если бы он существовал, то никак не мог бы укрыться от специалистов. Его статьи появлялись в журнале «Охота и охотничье хозяйство» (1960, №5), в киевском журнале «Вестник зоологии» (1968, №5; 1969, №4) вместе со статьями украинских учёных на ту же тему, в ленинградских газетах. Но это был пресловутый глас вопиющего в пустыне. Энтузиастов, увлечённых поиском таинственного существа, становилось всё больше.

При всей своей увлечённости Поршнев писал в книге 1963 года: «Попытка объяснить наличную сумму сведений о «снежном человеке» («диком человеке» и т.п.) ссылкой на «лешего», «домового», «привидения» годится лишь для того, чтобы отмахнуться от проблемы». Но чем дальше, тем больше овладевала умами отечественных криптозоологов мысль о том, что в основе легенд о лешем стоит реальное существо.

Комментарии: