«Тяжелая вода» Гитлера

12 Июл
2013

Это был самый главный секрет Гитлера: немецкие ученые сообщили фюреру, что могут сделать атомную бомбу. Получи ее Германия – и победа была бы за ней.

Но чтобы сделать бомбу, немецким ученым требовалась «тяжелая вода», единственный завод по ее производству был в Норвегии. В 1943 году группа норвежских коммандос была послана разрушить этот завод.

Немцы очень плотно занимались ядерной темой. Шансы, что они создадут бомбу во время войны, были малы, но ставки были слишком высоки, и надо было им помешать. Успех или неудача этой диверсии могли определить исход Второй Мировой войны.

В 20-30-е годы немецкие ученые были лидерами в исследовании атомного ядра, а ключевой фигурой был Вернер Гейзенберг, за создание квантовой механики его удостоили Нобелевской премии по физике в 1932 году. Позже он возглавил программу атомных исследований в институте кайзера Вильгельма в Берлине.

В 30-х годах Гитлер начал преследование немецких евреев, и многие выдающиеся ученые бежали из страны, одни из них был Альберт Эйнштейн. Один из отцов ядерной физики, он написал письмо президенту Рузвельту в 1939 году, где предупреждал его, что расщепление атома может породить оружие небывалой разрушительности. Демократические страны должны быстро вмешаться, иначе немецкие ученые получат его первыми, и у Гитлера появился атомная бомба.

Но Америка не участвовала в войне. Пока предостережение Эйнштейна обсуждалось, группа Гейзенберга разработала ядерный реактор – первый шаг на пути создания ядерного оружия. Ключевую роль в процессе играло вещество под названием оксид дейтерия – «тяжелая вода». Программа атомной бомбы Гитлера не могла быть продолжена без этого компонента.

Фабрика «Норск Гидро» под Рьюканом в Норвегии была самым крупным заводом по производству «тяжелой воды» в Европе. Когда нацистская Германия оккупировала страну в апреле 1940 года, «Норск Гидро» был взял под плотный контроль.

В мае 1940 года немцы вторглись в Бельгию и захватили запасы урана, добытые в ее колонии – Конго. Два дня спустя, они вторглись во Францию, и взяв Париж, захватили первый в мире циклотрон. Теперь у Гитлера было все необходимое для того, чтобы вести работы по созданию ядерного оружия.

Летом 1940 года, стоя перед угрозой нацистского вторжения в Британию, премьер министр Уинстон Черчилль был озабочен гитлеровской ядерной угрозой сильнее, чем американцы.

Он собрал комитет MOD, чтобы оценить предполагаемую угрозу нацистской атомной бомбы. Ему ответили, что урановая бомба теоретически возможна… Тогда в конце 1941 года британская разведка выяснила, что немцы значительно увеличили производство «тяжелой воды».

Информацию передали профессору Джонсу – главному научному советнику отдела научной разведки Министерства ВВС. Разведка передала сведения правительствам Британии и Соединенных Штатов. Американцы внезапно проявили к этому интерес. После Перл-Харбора Гитлер объявил войну США. Так началась гонка за атомную бомбу.

В 1942 году американские и британские ученые начали крупнейший военно-научный и промышленный проект: на базе в Лос-Аламосе, штат Нью-Мексико, стартовал секретный «Манхэттенский проект», в котором так или иначе участвовало до ста тысяч человек.

Черчилль знал, что если Гитлер создаст атомное оружие, Лондон станет его первой мишенью. Британцам следовало лишить немцев главного компонента – «тяжелой воды», производящейся на заводе «Норск Гидро» в Веморке, Норвегия.

Завод находился возле Рьюкана – промышленного городка в долине к западу от норвежской столицы Осло. Добрать туда было нелегко: он был окружен суровыми горными массивами провинции Телемарк. До берега и до границы с нейтральной Швецией было почти 160 километров. Именно этот завод стал приоритетной целью британской разведки.

Британская разведка всячески поддерживала движение сопротивления в захваченной нацистами Европе, миссия была поручена норвежской секции, но требовалась точная информация.

Британцы уже наладили сообщение между Норвегией и Шетландскими островами, переправляя своих агентов с помощью рыбацких шхун. Для проведения разведки на месте выбрали Эйнера Скиннерланда, инженера «Норск Гидро».

Он вернулся с точной и подробной информацией об заводе. После этого в Intelligence Service был разработан план диверсии. Полковник Джек Уилсон, глава норвежской секции, отправил на задание команду из четырех агентов под кодовым названием «Граус» — «Тетерев».

В октябре 1942 года их сбросили на плато Хардангер. Группе была поставлена задача: встретить через месяц отряд десантников-коммандос. Группа устроила базу в лыжном домике в нескольких километрах к западу от завода «Норск Гидро».

Два планера «Хорса», буксируемые бомбардировщиками Королевских воздушных сил, должны были доставить группу коммандос – 34 человека, в их числе саперы и подрывники. Погодные условия были плохими, и они еще ухудшились, когда самолеты подлетали к Норвегии. Один из «Галифаксов» был вынужден отцепить свой планер. Он разбился к северу от Ставангера. Из 17 коммандос, бывших на борту, 8 человек погибли, остальные получили ранения.

Вторая группа продолжила полет над Норвегий к зоне высадки. Спустя несколько минут и «Галифакс» и планер разбились, врезавшись в горный склон. Как ни удивительно, 14 человек уцелели, но были обнаружены и 8 из них погибли в бою. Взятые в плен позже были расстреляны.

После провала операции «Фрешмен» («Новичок») разведке пришлось начать все заново. Любое прямое нападение британских коммандос на этот объект стало бы самоубийством. Поэтому пришлось собрать группу диверсантов из норвежцев, бежавших от нацистской оккупации. Двадцатиоднолетнего Иоахима Роннеберга назначили старшим группы.

«Нам сообщили, что наша цель Веморк – завод «тяжелой воды». А еще нам рассказали о том, как были уничтожены британские коммандос, доставленные в Норвегию на планерах, и о маленькой группе норвежцев в глубине страны. Нас там ждали», — рассказывает Иоахим Роннеберг.

Из многих норвежцев, служивших в разведке и в частях британской армии, Роннеберг выбрал пятерых. Группа получила кодовое название «Ганнерсайд».

Все понимали, что положение изначально очень нелегкое, ведь немцы нашли в одном из разбившихся планеров карту, на которой был помечен «Норск Гидро», и усилили охрану завода.

Каждому члену группы выдали капсулу с цианидом на случай плена. Цена провала миссии – не только гибель участников, но и зловещая тень нацистской ядерной бомбы над всей Европой.

Подготовка операции «Ганнерсайд» продолжалась, группа Роннеберга тренировалась в Шотландии, а группе «Граус» — в 1943 году их переименовали в «Swallow» («Ласточка») – пришлось пережить суровую зиму на базе в Сандватне: припасы подошли к концу и им пришлось выживать. Группе «Ганнерсайд» не терпелось отправиться на задание, но миссию несколько раз откладывали из-за непогоды.

Наконец, поступил приказ: 17 февраля 1943 года их сбросили в Норвегии. Из-за непогоды группа приземлилась далеко к север от базы Сандватне, сильные ветра еще больше усложнили прыжок.

«Мы приземлились. Никогда не пострадал. Сразу после посадки ветер усилился, он подхватил парашют с прикрепленными к нему тремя рюкзаками и понес так быстро, что мы не успевали за ним. К счастью, мы нашли его на открытом участке, если бы потеряли его, не знаю, как бы мы справились с заданием, потому что рюкзаках было все: еда, снаряжение, все необходимое».

Группа была отлично снаряжена: канадскими лыжными ботинками, норвежскими лыжами, пистолетами-пулеметами «Томпсон», взрывчаткой и запасом сухого мяса.

Диверсанты вышли на соединение с группой «Граус», но поднялась буря, пришлось укрыться в хижине, пока все не стихло. Спустя два дня по дороге к месту встречи норвежцы увидели двух лыжников. Сначала они заподозрили, что это немецкий патруль, но потом они узнали своих, и вот, спустя тридцать дней, норвежцы, наконец, встретились. Теперь они были готовы к диверсии на заводе «Норск Гидро» в Веморке.

27 февраля 1943 года девять диверсантов отправились на задание. На базе остался только радист. Все диверсанты были одеты в британскую форму, они не хотели, чтобы в них узнали бойцов норвежского сопротивления, ведь от нацистских репрессий могли пострадать невинные граждане.

Добравшись до края ущелья глубиной в 100 метров, группа встала перед выбором: «снят» часовых и пересечь мост или пойти более трудным путем – через ущелье. Не желая спровоцировать немцев на репрессии против населения, группа выбрала ущелье.

В кромешной тьме по скользким камням они начали спуск. После изнурительного подъема из ущелья группа вышла со стороны завода и прошла по железнодорожным рельсам, чтобы не наскочить на мины. Оказалось, что ворота внешней ограды не охранялись, а были просто заперты на цепь и висячий замок. Ключевой для гитлеровского атомного проекта объект был взломан всего лишь парой саперных кусачек.

Внутри диверсанты разделились на две группы: одна состояла из подрывников, а другая следила за немецким караульным помещением. Группа подрывников обнаружила, что дверь на завод «тяжелой воды» была надежно заперта. В поисках другого входа они разделились. Роннеберг с товарищем нашли узкий канал для укладки кабелей, который вел в цех концентрации «тяжелой воды». Попав внутрь, они стали размещать подрывные заряды, а вскоре к ним подоспели и остальные подрывники – они влезли, разбив окно.

Шнур должен был гореть только 30 секунд. Подрывники отошли. Чтобы показать немцам, что это была британская военная операция, на месте оставили «Томпсон».

Взрыв оказался на удивление слабым, немецкие охранники его даже не услышали, и диверсанты незамеченными ушли назад через ущелье.

Почти тонна «тяжелой воды» была уничтожена, а установки высокой концентрации полностью разрушены. Гитлеровской атомной программе был нанесен тяжелый удар.

Группа диверсантов разделилась: одни отправились к нейтральной Швеции за 320 километров и вернулись в Британию спустя 10 дней, другие остались в Норвегии помогать сопротивлению.

Последующие три недели 12 тысяч немецких солдат искали диверсантов на плато Хардангер. В бесплодных поисках самолеты Люфтваффе сделали сотни вылетов. Один из диверсантов чуть не погиб: Клаус Хельберг, радист группы «Swallow», вернулся в хижину, где ранее находилась группа. Немцы обыскивали местность, и при отходе Клаус наткнулся на патрули. Хельберг побежал, а немцы пустились за ним.

«Я не очень испугался, но подумал: что ж, это мой конец. Но все же я был рад, что у нас все получилось в Веморке, а вскоре, спустя, четверть часа, почти все немцы отстали, они не успевали за мной, кроме двоих, они преследовали меня час, а может и два часа. Потом один из них устал, второй шел за мной целый час, может два».

Хельберг бежал на закат, чтобы преследователю было трудно целиться. Под конец погони немец был так близко, что достал пистолет и крикнул: «Руки вверх!». Хельберг действовал по наитию.

«Я достал пистолет и сделал два выстрела, не попал. Тогда стрелять начал он, тоже не попал. А когда патроны закончились, он бросился бежать. Я выстрели два раза, он убежал. Стемнело, я продолжил идти в темноте. Я смотрел на звезды, видел полярную звезду и точно знал свое направление».

Хельберг остался в Норвегии до конца войны одним из координаторов разведки в Сопротивлении. В Англии Уинстон Черчилль был восхищен результатом диверсии. Это был единственная операция Второй Мировой войны, в которой каждый участник получил высшую военную награду – крест Виктории.

Но диверсия не положила конец ядерному проекту нацистов. Производство «тяжелой воды» в Веморке продолжили, смонтировав новые установки высокой концентрации.

Новости дошли до Лондона, и разведка была вынуждена провести новую операцию, на этот раз с воздуха. 16 ноября 1943 года 160 самолетов Boeing B-17 Восьмой армии ВВС США взяли курс к Норвегии. Через несколько минут летающие крепости сбросили более 700 двухсоткилограммовых бомб, но ни одна не повредила завод.

Хотя ущерб был незначительным, немцы решили вывести остатки запасов «тяжелой воды» в Рейх. Задание помешать этому дали Кнуту Хаукелиду – одно из тех членов группы «Ганнерсайд», кто остался в стране.

Немцы решили перевезти 15 тысяч литров «тяжелой воды» в порт Маэль поездом, а оттуда переправить ценный груз через озеро Тинше и далее в Германию.

И поезд, и сама дорога надежно охранялись. Проще всего было подорвать паром через озеро, но диверсия поставила бы под удар норвежскую команду и пассажиров. Суть дела изложили норвежскому правительству в изгнании в Лондоне. Было решено, что диверсию следует предпринять, несмотря на жертвы среди гражданских.

На рассвете 20 февраля трое норвежских диверсантов взошли на паром. В трюме корабля они поместили 9-килограммовый заряд взрывчатки. Взрыв должен был произойти в самой глубокой части озера.

На другой день все прошло по плану, в считанные минуты паром затонул на глубине 300 метров вместе со всеми запасами «тяжелой воды» нацистов. Хотя большинство пассажиров и членов команды уцелели, 4 немца и 14 норвежцев погибли. Но их смерти были не напрасны: эта диверсия положила конец атомному проекту Гитлера.

Устранив эту угрозу, союзники победили в атомной гонке и первыми создали бомбу. На рассвете 16 июля 1945 года ее испытали в пустыне штата Нью-Мексико. Благодаря горстке смелых норвежских диверсантов это ужасное оружие оказалось в руках союзников, а не у Адольфа Гитлера.


 

Комментарии:

наверх