Весна в Северной Фризии

Ландшафт, кажущийся бесконечным. Знаменитый своими островками Халлиген и просторными пляжами. На крайнем северо-западе Германии ветер редко делает передышку. Земля здесь плоская, а лица людей закалены суровой погодой. Северная Фризия – жизненное пространство в превосходной степени, край уникальных животных и северного моря – мощной водной стихии, выковавшей эти земли и их жителей.

В Северной Фризии – апрель. После бесчисленных сумрачных дней весна, наконец, возвращается на побережье. Первые солнечные лучи согревают людей и природу. Посланцы весны – пасхальные ягнята, в Северной Фризии овец почти столько же, сколько и людей. Эти животные – типичные обитатели покрытых дерном дамб и пойм.

Группа островов Халлиген. На халлигах и сегодня ведут довольно изолированный образ жизни. Для многих жителей единственная связь с материком – узкоколейки с вагонетками.

Халлиген – суша в объятиях моря. Ежегодно эти островки неоднократно затопляются. В этом их отличие от традиционных островов. Местные жители живут на курганах – искусственных холмах, там они защищены от наводнения, вызванного штормом.


На уединенных песчаных отмелях неподалеку от Халлигена расположились на отдых обыкновенные тюлени. В Ваттовом море они чувствуют себя вольготно – уже много лет их численность здесь неуклонно растет. Животные в длительном отпуске – про них можно сказать и так: лениво лежат на пляже, нежась под солнцем, освежаются в прохладном море и предаются водным забавам.

Но жизнь тюленей вовсе не так беззаботна, как кажется. Тюлени редко выбираются на сушу: три четверти своего времени они тратят на ловлю рыбы. На песчаных отмелях эти животные отдыхают от утомительного ныряния и, дожидаясь следующего прилива, загорают, подставляя солнечным лучам свой мех.

 

Помимо Халлигена и тюленевых отмелей, Северная Фризия знаменита далеко за своими пределами как важное место остановки перелетных птиц на отдых. Весной всюду на побережье приземляются полчища гусей. Птицы летят с зимовья во Франции, Голландии и Англии. Белощекие казарки и их не столь крупные сородича – черные казарки – бывают здесь пролетом, их здесь так много, что от их тел чернеют небеса.

На солончаковых лугах Халлигена птицы досыта наедаются и отдыхают – здесь на них нельзя охотиться. Гусям жизненно важно заправиться энергией – им еще предстоит долгий полет к местам гнездовья в Сибири, Гренландии и на Шпицбергене.

Море у берегов Северной Фризии образует самую северную часть крупнейшего национального парка Германии — Шлезвиг-гольштейнского Ваттового моря. В 2009 году парк был объявлен объектом всемирного наследия Юнеско.

В апреле сюда с зимовья слетаются птицы из отряда ржанкообразных, от их воздушных пируэтов захватывает дух.

Благодаря приливам и отливам Ваттовое море беспрестанно меняет свой облик. С каждым подъемом воды ребристый узор на дне Ваттов становится немного другим, а глубокие узкие протоки между отмелями постоянно меняют свой путь.

После каждого прилива из песка вырастают примечательные холмики: на свет божий выбираются их создатели – пескожилы, хотя, и не по своей воле, а тогда, когда вода вымывает их с края протока. Пескожил тотчас же снова закапывается, ведь враги рыщут повсюду. Камбалы обожают пескожилов. Но и молодым камбалам лучше бы ускользать от алчных взглядов – кто хорошо замаскировался, тот и спасся. Те, кто неосторожен, часто расплачиваются за это своей жизнью.

Ваттовое море изобилует специалистами. Во время отлива чайки находят изобильное угощение.

 

Очень немногие виды животных переносят постоянные переходы от сухости к влаге. Среди них – морские крабы. При отливе все они спешат на влажную почву. Закапываются и моллюски-сердцевидки. Они – типичные обитатели Ваттов и встречаются тут повсюду.

Тому, кто не может спрятаться – выпала плохая карта. Против кинжалообразного клюва кулика-сороки мидии бессильны.

Среди всех осушных низменностей мира Ватты Северного моря – самые крупные, в высшей степени продуктивные и насыщенные жизнью. Здесь птицы могут наедаться до отвала. Кулик-сорока всюду выуживает из песка червей, что неудивительно – в Ваттах обитает в десять раз больше животных, чем в грунте прочих морей.

Весной огромные стаи перелетных птиц выклевывают из грунта маленьких рачков, моллюсков, червей и улиток – им нужны силы для дальнейшего изнурительного полета к местам гнездования.

Перелет птиц в Северной Фризии – несравненная пьеса на природных подмостках. Как птицам удается выполнять столь точные маневры, не столкнувшись, не рухнув на землю? Исследователи выяснили, что каждая птица в стае ориентируется на своих непосредственных соседей, она приспосабливается к их скорости, пытается избегать столкновений и постоянно лететь посреди других птиц. Таким образом, вся стая функционирует как один большой организм.

Ваттовое море – место приземления миллионов перелетных птиц. Кругосветные путешественники, например, чернозобики, малые веретейники, тулисы и исландские песочники ежегодно делают привал на дальнем севере Германии.

За пределами дамб земля почти во всей Северной Фризии интенсивно используется. Фермеры возделывают земельные угодья, которые отняли у моря с помощью возведения плотин и работ по осушению.

В последние годы ветряные установки возникают повсюду – словно грибы из-под земли. Куда ни глянь – они определяют местный пейзаж. Для луговых птиц, которым нужны открытые просторы, это не составляет проблемы. Лишь в немногих местах сельское хозяйство ведется экологическим способом – с заливными лугами и маленькими водоемами.

Ватт-Каттингер со своими мелководными лагунами, стал прибежищем для шилоклювок. Спаривание у них происходит в воде всегда сообразно одному и тому же ритуалу: поклевать воду и напрыгнуть. Шилоклювки заводятся потомством и заботливо защищают его от холодного ветра Северного моря.

Природные реки и пастбища, изобилующие дикими животными, стали в Северной Фризии редкостью. Тем не менее, на свежескошенных лугах еще отыскивают себе пропитание аисты. Помимо червей и лягушек особенно часто в чреве этих больших птиц оказываются полевки. Внимательно прицелившись, аист насаживает добычу на клюв. Около шестисот дождевых червей или шестнадцать мышей требуется аисту каждый день, чтобы насытиться. Если же ему нужно кормить птенцов, норма значительно увеличивается.

Белые аисты являются синантропами, т.е. живут в условиях, порожденных человеческой жизнедеятельностью, и в соседстве с людьми. На севере Германии белых аистов также называют адебарами, что означает «приносящие удачу».

Счастлив тот, на чьем доме устроилась пара аистов. Коммуна Бергенхузен на границе с Северной Фризией знаменита как деревня аистов, каждый год здесь гнездится 15 пар. Летом над крышами царит оживленное воздушное движение. Взрослые птицы без устали таскают корм с близлежащих лугов для своих ненасытных птенцов. Добыча, слегка предварительно переваренная, отрыгивается. Какое объедение! О кусочках, которые легко и удобно глотать, не может быть и речи.

 

Белые аисты постоянно улучшают свое гнездо. Хорошо, когда стройматериалы совсем рядом – это избавляет их от долгих полетов. Аисты мастерят свое гнездо на протяжении всей жизни, оно никогда не будет окончательно готово.

Ваттовое море Северной Фризии интенсивно эксплуатируется человеком. Люди большими сетями добывают маленьких существ. Хотя машины во многом облегчают труд, работа не краболовном боте всегда изнурительна. Улов тут же и варится. Креветки Северного моря – так называется этот вид – настоящий деликатес. Они в большинстве своем отправляются в Марокко и Польшу, где их задешево чистят, а затем возвращаются в рестораны на Северном море, где их подают свежепойманными.

Тюлени на соседней песчаной отмели давно привыкли к краболовным ботам, они продолжают лежать, не встревожившись. Сейчас тюлени чувствуют себя роскошно, их численность достигла рекордного уровня – свыше 20 тысяч особей обитает в Ваттах Северного моря между Данией и Голландией.

После этого во Фризию приходит лето.

Комментарии: