Взлет и посадка истребителей на авианосце

13 Авг
2013

Самые большие боевые корабли на самом большом флоте в мире – американский авианосцы, это гордость ВМФ США.

Авианосец USS Nimitz, базирующийся у берегов Южной Калифорнии – совершенная боевая машина водоизмещением 85 тысяч тонн. Авианосец – настоящий плавучий город, на нем живет около 6 тысяч человек, однако в этом городе – самый удивительный аэропорт в мире, нашпигованный самым современным оборудованием и разведывательной воздушной техникой – вертолетами, противолодочными самолетами, а также истребителями для воздушного боя – F18 Hornet.

Располагая палубой, размер которой чуть больше, чем три футбольных поля, «Нимиц» принимает больше реактивных самолетов, чем аэропорт Нью-Йорка. Однако, взлет из посадка истребителей на такую небольшую, да еще плавучую полосу представляет собой настоящее испытание и для техники, и для человека.

То, что делают пилоты – крайне опасно. Для начала, аэропорты не ходят ходуном во время волнения на море и имеют несколько протяженных взлетно-посадочных полос. «Нимиц» напротив – имеет всего одну короткую полосу, скачущую на волнах. Тем не менее шасси взлетающих и приземляющихся самолетов касаются ее каждые 25 секунд. Десятки людей работают в опасной близости от сопел реактивных двигателей и вращающихся пропеллеров. В любой момент на палубе находится до 20 самолетов, каждый из которых нагружен разными снарядами, боеголовками и тысячами тонн топлива. Авианосец «Нимиц» — все равно, что огромная бочка с порохом.

Надев летную форму, пилоты поднимаются на полетную палубу и проводят стандартную предстартовую проверку: они обходят самолет, проверяют его прежде, чем сесть в кабину.

Вылет предполагает старт, а это непростая задача: на суше истребителю требуется 3-километровая взлетная полоса, на которой он сможет разогнаться до требуемых 260 км/час, чтобы оторваться от земли. А на «Нимице» судьба пилота постоянно находится у руках человека, постоянно размахивающего руками, на местном жаргоне его называют «стрелком».

Чтобы посадить самолет на палубе, загруженной авиатехникой и людьми, требуется особое умение. Первая трудность – выхлопы реактивных двигателей, они настолько мощные, что с легкостью несут повреждения стоящим сзади самолетам или выбросят человека за борт. Решение – защитные пневматические отражательные шины.

Вторая трудность – короткая взлетно-посадочная полоса: даже самый мощный реактивный двигатель не сможет разогнать самолет с полным вооружением до скорости, необходимой для отрыва на столь короткой дистанции.

Для этого существует 90-метровая катапульта, встроенная в палубу. Она дает фантастическое ускорение, однако это отражается на самолете: чтобы защитить его от пагубного воздействия, все самолеты ВМФ имеют специальное шасси, чтобы противостоять сильным механическим перегрузкам при старте с катапульты.

Вначале носовую опору шасси закрепляют на челноке катапульты, он соединен с другим челноком, расположенным под палубой, приводимым в движение огромным цилиндром, питаемым перегретым паром от ядерного реактора авианосца.

Однако, различные типы самолетов и погодные условия требуют разной степени ускорения: катапульта настраивается в зависимости от скорости ветра и веса самолета.

Используя сигнальную азбуку из более, чем ста подаваемых руками сигналов, «стрелок» сообщает бортовому оператору, какие изменения необходимо внести. Здесь требуется тонкая хореография.

Когда «стрелок» изображает Элвиса в Лас-Вегасе, значит, все настройки сделаны как надо, и бортовой оператор запускает катапульту. Огромная инерция, передаваемая самолету, посылает его в воздух с короткой полосы. Уже через 2 секунды после старта с места самолет переходи в полет.

После старта самолета «стрелок» может отдохнуть по крайней мере секунд 25. Теперь все заботы переходят к диспетчерской управления полетом. Используя масштабное обозначение «Нимица», прозванное «борт Квиджа», диспетчеры следят за тем, какие самолеты готовятся к взлету и какие уходят под палубу. Тем временем в радарной идет слежение за самолетами в воздухе.

Сверхзвуковые истребители – это не пассажирские самолеты, они не следуют предопределенным курсом по прямой, они роятся вокруг корабля, словно опасные насекомые.

Истребители потребляют очень много топлива, и когда оно заканчивается, самолет нужно немедленно сажать. Кого сажать первым, решает начальник. С запасом топлива на три попытки приземлиться самолет идет на посадку. Тут главное не развалиться на куски!

Из своей кабины пилот видит полосу приземления, однако, чтобы затормозить самолет на 100-метровой полосе, он должен точно навести самолет на более мелкую мишень – узкий кабель их полиэстера, протянутый через палубу.

На подлете он снижает скорость до 250 км/ч, в случае успешного приземления крючок на хвосте истребителя цепляется за кабель и останавливает самолет. Под палубой расположен огромный клапан, который устанавливает натяжение кабеля. Как и паровую катапульту, кабель и клапан можно настроить на прием самолета любого веса на любой скорости.

Но любой самолет должен быть остановлен до отметки 60 метров. Чтобы обеспечить пилотам успешное приземление, на палубе имеется не один, а аж четыре кабеля.

Остановка на первом кабеле слишком рискованна, кабели 2 и 4 приемлемы, но любой ас, жаждущий повышения, должен цепляться за третий кабель при каждом приземлении, и это у всех на виду.

Сегодня авианосцы вроде «Нимица» считаются самыми совершенными судами. Это настоящие плавучие аэропорты, обслуживающие современные самолеты. Чтобы работать на них, вы должны обладать не дюжинной силой воли, стальными нервами и быть слегка не в себе.


 

Комментарии:

наверх