«Замороженный» — подделка?

19 Дек
2012

В начале мая в Смитсоновский институт позвонил директор калифорнийского музея восковых фигур и сообщил, что один из его служащих в апреле 1967 года (два года назад!) участвовал в изготовлении для Фрэнка Д. Хансена обезьяночеловека из пористого каучука. Прошёл слух, что в изготовлении подделки участвовали специалисты, готовившие костюмы для фильма «Планета обезьян».

Эйвельманс яростно отрицал возможность такой фальшивки, а Нейпир и многие другие специалисты всё более убеждались в том, что и «подлинный» «Замороженный», и манекен представляли собой одно и то же.

С 5 мая 1969 года Хансен снова стал экспонировать своё сокровище. Судя по фотографиям, его размораживали и заморозили снова, немного приоткрыв рот и изменив положение пальцев. Хотя Гувер и отказался принимать меры по исследованию подделки, к вывеске на трейлере добавились слова «Изучено ФБР». В декабре 1969 года Хансен прекратил свои турне «в связи с истечением контракта».

Наконец, в июле 1970 года в журнале «Сага» появилась длинная статья Хансена, в которой он писал о том, как за десять лет до того он во время охоты встретил трёх человеко-зверей, разрывавших убитого оленя, и застрелил одного. Было начало зимы, тело убитого пролежало в снегу месяц, пока охотник не вернулся за ним. От оленя уже ничего не осталось, но тело убитого чудовища, как ни странно, оставалось цело. Хансен вырубил его из заледеневшего грунта, спрятал в погребе, потом переместил в морозильник и залил водой. Когда возникла идея показывать его на ярмарках, знакомый адвокат предупредил, во-первых, может возникнуть обвинение в убийстве, а во-вторых, власти могут конфисковать находку как научный экспонат. Тогда Хансен, сделав эскизы, заказал в Голливуде точную копию «обезьяночеловека», вморозил её в лёд и стал возить по ярмаркам. Особого интереса он не вызывала. Тогда он заменил её подлинником, который и попал на глаза Эйвельмансу и Сандерсону.

В статье было множество неувязок. И то, что тело пролежало месяц в снегу, нетронутое хищниками, и тайное хранение в морозильнике в течение нескольких лет, и главное — то, что удивило исследователей с самого начала, — что продав «Замороженного» какому-нибудь научному институту, хотя бы тому же Смитсоновскому, Хансен мог бы выручить во много раз больше, чем таская экспонат по выставкам. Но ещё одно смутило Эйвельманса — прекрасный язык, которым была написана статья.

«Когда я первый раз прочитал статью Хансена, я думал, что одержал победу, и одновременно не мог удержаться от смеха. Я торжествовал потому, что статья во многом подтверждала мою правоту, за исключением эпизода с происшествием на охоте в Миннесоте. И в то же время я не мог не смеяться над ухищрениями, которые казались мне шитыми белыми нитками; и в особенности я смаковал тон рассказа, в котором сразу же узнал неподражаемый стиль моего старого друга Айвена Т. Сандерсона. То, что статья появилась в «Саге», меня не удивило, поскольку главный редактор этого иллюстрированного журнала... был давнишним знакомым Айвена.

Действительно, публикация исповеди Хансена выглядела как заранее подготовленная проделка, махинация, рождённая плодовитым воображением Айвена, появившаяся с благословения и при участии Хансена и с помощью одного или нескольких адвокатов. Цель операции была ясна. Бедного Хансена она должна была защитить от судебных преследований, а хитроумному Айвену давала возможность подвергнуть, наконец, драгоценный экземпляр научному обследованию и, как следствие, добиться признания. Было очевидно, что Айвен заключил с Хансеном нечто вроде соглашения: если ему удастся с помощью этой статьи добиться от правосудия безусловной амнистии за преступления и проступки, совершённые в известных обстоятельствах экс-пилотом, то последний в обмен обязуется разрешить учёным исследовать подлинный экземпляр. План был хитроумный и искусный; и его реализация могла быть только полезной в случае успеха и не должна была иметь неприятных последствий в случае неудачи».

Но реализация этого плана не состоялась — с той поры «Замороженный» исчез с горизонта. Продолжение книги Эйвельманса изобилует рассуждениями о том, каким же образом в руках Хансена могло оказаться это существо, в какой степени родства с современным человеком должно оно находиться, но не содержит ни слова о дальнейшей судьбе экспоната.

Далее: разгадка «Замороженного».


 

Комментарии:

наверх