Зана — африканка

18 Дек
2012

Продолжение статьи «Дикая женщина Зана».

Продолжил эти поиски историк И.Д. Бурцев, прочитавший повесть Поршнева в «Просторе» и загоревшийся идеей поиска «реликтового гоминоида». В 1971 году он раскопал предполагаемую могилу Заны, расположенную около могилы Хвита. В ней действительно оказались сильно разрушенные кости женщины, похороненной не раньше 1888 года (судя по штампу на галошах, в которые была обута покойница). Разрушен был и череп; судя по зубам, это была пожилая женщина, многие зубы были утрачены при жизни (в легендах о Зане говорилось, что до старости у неё были удивительно крепкие зубы). Череп был небольшой, без каких-либо особенностей, которые предполагались у Заны. «Значит, не Зана», — решил Бурцев. Дальнейшие раскопки тогда запретил последний потомок княжеского рода, владевший родовым кладбищем.

Бурцев встретился со всеми потомками Заны, которых смог найти. В своих многочисленных статьях и интервью он повторяет слова Поршнева о том, что у дочери Хвита Раи были «грубые черты» и кожа пепельно-серого цвета. Старшая дочь Хвита от жены-грузинки «хранила следы былой красоты», без намеков на её «дикое» происхождение. Ни у кого из потомков Заны не было первобытных черт, приписываемых ей легендой.

В 1975 году журналом «Вокруг света» была организована экспедиция для продолжения раскопок. Руководителем был Бурцев, его консультировали специалисты из институтов этнографии и археологии Академии наук и видный палеонтолог Н.И. Бурчак-Абрамович, поддерживавший Поршнева со времён создания Комиссии по снежному человеку. Было раскопано восемь могил (в интервью Бурцева газете «Жизнь» от 1.VIII.2001 говорится о двух десятках могил). В одной из них оказались кости женщины, похороненной необычно — на боку, с подогнутыми к животу коленями. Необычен был и её череп — с очень крупной и массивной нижней челюстью и выступающими вперёд зубами. (Следует отметить, что у всех вымерших родственников человека, в том числе неандертальцев, нижняя челюсть «уходящая», никогда не выдвинутая вперед). При изучении в Институте этнографии выяснилось, что череп имеет черты, типичные для африканцев. Значит, это опять не Зана?

Была раскопана и могила двухметрового богатыря Хвита, его череп вывезен в Москву. Антропологи нашли в нём ряд своеобразных отличий и решили, что он близок к австралоидам — папуасам и аборигенам Австралии. Но у австралоидов немало негроидных черт. С немалой вероятностью можно сказать, что Хвит был метисом, рождённым именно африканкой. Интервью с Бурцевым часто сопровождается фотографией Хвита. На ней изображён человек с буйными курчавыми волосами, широким и довольно высоким лбом, сужающимся книзу лицом с «пушкинскими» бакенбардами, слегка приплюснутым носом и крупными, как бы вывороченными губами. Ничего «звериного», никаких черт, приписываемых его матери.

А после появления повести Поршнева в «Просторе» абхазские историки, хорошо знающие и свою родину, и её легенды, утверждали, что Зана — никакая не неандерталка, а именно африканка. То, что в XVIII веке какой-то абхазский князь, чтобы поразить соплеменников, купил в Турции несколько десятков африканских рабов и поселил их на своих землях — исторический факт. Именно африканкой могла быть Зана, и её необычная внешность могла лечь в основу легенды.

В 1978 году Бурцев возвратился на кладбище села Тхина с тремя экстрасенсами — очень научный метод для историка. Впрочем, как мы увидим далее, экстрасенсы не раз использовались в поисках снежного человека, по мнению многих энтузиастов обладающего мощными телепатическими способностями. В итоге Нина Ван — человек, «видевший сквозь землю», не нашла могилу Заны. «Будто глаза песком заносит: ничего не вижу». Около раскопанной могилы Хвита ей, как человеку, несомненно, впечатлительному, стало плохо.

Не обошёл историю Заны и мудрый насмешник Фазиль Искандер. Он рассказал о её поисках в повести «Стоянка человека» и резюмировал: «По уверению учёных, Зана была покрыта шерстью, как и все описанные в мировой литературе снежные люди. Но и тут не исключено, что старики, рассказывавшие учёным о Зане, могли пойти на хитрость. Заметив страстное желание учёных, чтобы Зана оказалась покрытой шерстью, как и положено снежному человеку, и, опасаясь, что в противном случае они переворотят обещанным бульдозером все семейные кладбища, они могли заверить учёных, что Зана была покрыта отличной шерстью, не хуже хорошей овцы».

На фотографиях в газетных статьях мы видим Бурцева, задумчиво разглядывающего череп Хвита. Невольно вспоминается принц Гамлет в сцене на кладбище. Бедный Хвит!

P.S. Бурцев Игорь Дмитриевич — 1940 г. р., кандидат исторических наук, участник и руководитель многих поисковых экспедиций на территории СССР. В настоящее время является президентом фонда «Криптосфера».  Здесь же можно ознакомиться и с его собственным рассказом о поисках Заны.


 

Комментарии:

наверх