Зарождение парижской коммуны и народное восстание 1871 года

3 Июн
2013

Статья из цикла «Париж – город революций».

В 1870 году Франция потерпела поражения в жестокой войне с Пруссией, прусская армия подступила вплотную к обескровленной столице: было решено взять город измором.

Осада длилась несколько месяцев, за которые парижанам пришлось перенести множество лишений. Эти испытания сплотили население города, люди проявили необычайную отвагу.

В 1871 году главными словами были «коммуна» и «Париж», город восстал, восстали парижане. Революция того года была революцией народной, так как во главе ее стояли народные массы. В ночь на 18 марта глава правительства Адольф Тьер послал солдат на Монмартр забрать находившиеся там пушки. Но парижане не захотели отдавать оружие, купленное на их же деньги. Восставшие – они называли себя коммунарами – оказали сопротивление армии.

Начало коммуне было положено 18 марта на монмартском холме. На рассвете в квартал пришли первые трудящиеся прачки, они увидели, как солдаты грузят пушки и увозят их прочь. Они бросились на солдат с криками «не делайте этого!». Они предупредили комитет бдительности Монмартра, а также солдат национальной гвардии, участвовавших в обороне Парижа.

Армия браталась с населением, и в какой-то момент выведенный из себя генерал приказал толпе разойтись. Люди не тронулись с места. Тогда он велел солдатам прицелиться в толпу и открыть огонь. Эти мгновения оказались решающими, потому что солдаты не стали стрелять, они опустили ружья.

Армия Тьера, версальцы, состояла из 130 тысяч опытных солдат. Им противостояли с десяток тысяч гвардейцев и простых жителей. На Монмартре, Менильмонтане и в пригороде Сент-Антуан появились баррикады. Началось народное восстание.

Народ бросился к дворцу Тюильри и захватил его в знак свержения старого порядка. В тронном зале дворца – символе королевской власти – коммунары вывесили транспарант «Народ, здесь твои владения. Все это богатство принадлежит тебе, ибо оно омыто твоим потом». Мысль о том, что народ должен пользоваться плодами своего труда, была главным девизом коммуны.

Коммунары захватили Ратушу и устроили в ней штаб-квартиру. Они избрали Народное собрание, куда входили рабочие, служащие и учителя. Были намечены революционные реформы: бесплатное и обязательное светское образование, организация труда, отделение церкви от государства.

На этом этапе стало ясно, что речь идет о самой настоящей революции: на повестке дня стояло переустройство общества, изменение условий жизни, человеческих взаимоотношений. Революция была не кастовая, а народная, общественная: права женщин, детей – все это было переосмыслено, коммуна заложила новые принципы общественных взаимоотношений, именно в этом состоит ее значение.

За вторую половину апреля, с середины по конец месяца, коммунары поняли, что версальцы готовят ответный удар, что идеалам народное объединения не суждено сбыться и полем боя станет Париж.

Столица ощетинилась баррикадами, народ был готов к борьбе. Первые стычки повлекли за собой расстрел пленных, захваченных версальцами. В ответ коммунары захватили заложников и пригрозили их убить, если версальцы не перестанут расстреливать пленных. Город почти каждый день обстреливали.

21 мая в воскресенье началась «кровавая неделя». Версальцы быстро захватили запад столицы, коммунары укрылись в бедных кварталах. Они дрались за каждую улицу, армия постепенно захватывала баррикады. 23 мая монмартский холм оказался в руках версальцев.

Людей расстреливали повсюду. Сдавшихся в плен защитников баррикад убивали безо всякого снисхождения. В Париже устраивал облавы, людей арестовывали без видимых причин, заковывали в цепи, свозили по Сене к Шатле в казармы Лобо, закрывали ворота и расстреливали на месте. Их даже не ставили к стенке, стреляли, куда придется, а 10 минут спустя доставляли следующую партию. Так продолжалось четыре дня, за которые было убито около трех тысяч человек.

В Париже царили хаос и смерть. Многие говорят, что Париж избежал крупных катаклизмов: наводнений, землетрясений, город развивался без толчков, непрерывно. Наибольшим разрушениям он подвергся в период коммуны, пожары коммунаров уничтожили часть Парижа. Некоторые сооружения сгинули в огне: дворец Тюильри, дворец правосудия, Счетная палата. Лувр чудом уцелел, но аркады на улице Кастильон обвалились. Ратуша была намеренно сожжена дотла, от нее остались лишь стены и печные трубы. Последним пал квартал Бельвиль.

Бельвиль в истории коммуны занимает особое место, он был последним прибежищем коммунаров. С 26 по 29 мая бои велись на Бельвиле и расположенном рядом с ним кладбище Пер-Лашез – еще одном легендарном месте народного сопротивления.

На Менильмонтане и Бельвиле еще велись ожесточенные бои, но восстание уже было подавлено. Последний акт трагедии разыгрался на кладбище Пер-Лашез, коммуна оставила кровавый след в истории города. Ни одно восстание не подавлялось с такой жестокостью.

Споры о точном числе погибших ведутся до сих пор, цифры называют самые разные – от восьми до тридцати тысяч человек, правды уже не узнать. Возникает следующий вопрос: как французы, а точнее парижане – представители нации, претендующей на роль маяка цивилизации, могли проявить такую бесчеловечную жестокость?

Травма была ужасающей, коммуна была буквально утоплена в крови. И вместе с тем ее идеи дошли до наших дней: многие сегодняшние преобразования общества берут свое начало в идеях коммуны.

Коммуна, первая в мире пролетарская революция, подвела черту под 60 годами народных бунтов. Восстания парижан определяли ход политических событий в стране. Пройдет век, прежде, чем в Париже появятся новые баррикады. Это произойдет в мае 1968 года.

В 1873 году консервативное правительство восстановило моральный порядок. Парламент издал указ о строительство базилики Святого Сердца (Сакре-Кер) во искупление преступлений коммуны.

Огненный Париж, прошедший сквозь горнила испытаний, стал воплощением свободолюбивого духа французского народа. Город огней стремился к новому расцвету. Богатое прошлое Парижа было залогом будущих свершений.


 

Комментарии:

наверх